Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

О потомках Глазатовых (деревни Якшино, Рагозино, Домашево)

Фонд №12 («Казанская палата гражданского суда») в ГАРТ является бесценным источником информации для генеалога. Дворяне судились друг с другом часто и особенно ожесточенно при разделе наследства. В пылу этих разборок всплывали многочисленные подробности семейных отношений и связей. Вот недавно попали мне в руки документы 1824-33 гг., сопровождающие судебное разбирательство между титулярными советниками Михаилом Степановичем Пивоваровым и Дмитрием Ивановичем Соловьевым [1]. Дело привлекло внимание предметом спора, разговор шёл об имении в деревне Якшино, Сюлмень тож Лаишевского уезда. Эта деревня мне была знакома как родовое имение казанских дворян Глазатовых. И чутьё меня не обмануло – главным героем судебного разбирательства оказался Фёдор Петрович Глазатов, сын Петра Мироновича Глазатова и родной племянник шурановского помещика Якова Яковлевича Кудрявцова. Фёдор вместе со своими братьями Григорием и Петром, и сестрой Катериной пытался в 1815 году поучаствовать в разделе наследства Петра Андреевича Нармацкого. Имение в Якшино Пётр Миронович Глазатов получил от своих родителей – Мирона Яковлевича и Марфы Степановны Глазатовых; его брату Григорию Мироновичу досталось соседняя деревня Рагозино. После смерти Петра Мироновича (произошло это примерно в 1792 году) имение в Якшино наследовали его дети – тогда ещё «малолетние» - Фёдор, Григорий, Пётр и Катерина.

Итак, в результате чего же возник в 1824 году судебный спор в Казанской палате гражданского суда между пока неизвестными нам титулярными советниками? В декабре 1807 года отставной подпоручик Фёдор Петрович Глазатов, запутавшись в долгах, решил продать свою часть имения в Якшино. Покупатель нашелся в соседней деревне Домашево – Дмитрий Иванович Соловьев. Глазатов и Соловьев подписали некое предварительное соглашение, согласно которому Фёдор Петрович обязался продать, а Дмитрий Иванович купить имение, а в случае отказа виновный должен был заплатить неустойку в 2000 рублей. Соловьев был введён во владение имением, а Глазатов получал от него частями деньги на выплату своих долгов. Дмитрий Иванович разумно сохранял все расписочки Глазатова о получении этих денег. Как следует из материалов дела [1], к 1809 году Соловьев выплатил продавцу большую часть денег – 9000 рублей. И тогда же в конторе была составлена купчая крепость, но по причине каких-то запрещений на имение из-за долга, эта купчая не была в 1809 году официально оформлена, и по истечении определенного срока её уничтожили. Тогда Соловьев настоял на том, чтобы Глазатов подписал два «верущих» письма почему-то на имя купца Холшевникова. В первом из них Фёдор Петрович подтвердил своё желание продать своих крестьян деревни Якшино за 3400 рублей, а во втором - продать землю, закрепленную за ним в этом селении, за 10600 рублей. После этого Глазатов уехал в Симбирскую губернию. Через несколько месяцев он прислал в Казань прошение об уничтожении этих верущих писем в связи с тем, что он передумал продавать имение. А 17.09.1809 г. продал всё свое имущество за исключением трех дворовых мальчиков титулярной советнице Анне Григорьевне Пивоваровой, причём купчая была оформлена в Симбирской палате гражданского суда.

О планируемом уничтожении верующих писем, а следом и о продаже имения Соловьев узнал случайно, естественным образом возмутился и подал на Глазатова жалобу, приложив к ней сохраненные расписки о получении денег. Наш российский суд никогда не торопится, видимо, надеясь, что податели жалоб одумаются или потеряют интерес к делу в результате перехода в мир иной. И, действительно, пока дело рассматривалось в Лаишевском уездном суде, отставной подпоручик Фёдор Петрович Глазатов скончался.  Но спор об имении не прекратился. Соловьев настаивал на своём праве пользоваться трудом якшинских крестьян и перечислял свои уже сделанные затраты на ведение хозяйства в этом имении. Умерла и Анна Григорьевна Пивоварова, в качестве противника Соловьева выступали уже её наследники – муж Михаил Степанович Пивоваров и его дети: артиллерийский прапорщик Николай (кстати, тоже умер, не дождавшись конечного решения суда) и дочери Надежда, Екатерина, Анна, Мария и Елизавета (некоторые из них успели за время суда выйти замуж). На время судебного разбирательства имение в Якшино было отдано под управление Лаишевской дворянской опеки (опекун Белавин). 

В конце концов Лаишевский уездный суд решил, что купчая Пивоваровых имеет больший вес, и оставил имение за этой семьей. А переданные Глазатову 9000 рублей было предписано возвратить Соловьеву. Но поскольку Фёдора Глазатова уже не было в живых, заплатить эти деньги должны были его наследники. Наследников у Фёдора Петровича не было по причине отсутствия наследства; как мы помним, он продал всё свое имущество, да и последних дворовых мальчиков заложил. В результате наследниками непутевого подпоручика стали Пивоваровы. Они, естественно, остались недовольны таким решением суда. Ещё более недовольным был Соловьев. Оба участника спора подали кассационную жалобу в Казанскую палату гражданского суда (вот тогда было открыто дело [1]) и в Сенат. Высшие инстанции не усмотрели ошибок в решении суда, титулярным советникам пришлось смириться со случившимся.

Дело [1] насчитывает 187 листов, добрая половина их представляет собой документы, связанные с оплатой судебных издержек. Прочитав эти документы, я выяснила, что Соловьев так и не явился в суд за получением решения, не желая платить штраф за своё «неправильное» обращение в Сенат.  Пивоваров сначала покорно заплатил 200 рублей этого штрафа, но последующие требования оплатить использованную в ходе рассмотрения дела бумагу начал игнорировать. На переписку чиновников по вопросу этой оплаты бумаги ушло бумаги не меньше, чем на протоколы, рапорты и доклады, написанные во время судебного разбирательства. Интересно, эту бумагу тоже просители оплачивали? Последний документ в деле датирован 1833 годом. Из этого огромного потока текста я так и не поняла, получил ли Соловьев свои 9000 рублей. Сложилось впечатление, что это чиновников вообще не волновало. Для них важно было получить деньги за бумагу с бедного Дмитрия Ивановича. И когда он умер, все финансовые претензии были перенесены на его вдову – Елизавету Григорьевну Соловьеву.

Где-то на сотом листе дела [1] я сделала открытие, найдя запись о том, что умершая титулярная советница Анна Григорьевна Пивоварова имела девичью фамилию Глазатова. Тут до меня дошло, что в течение почти 10 лет судебное разбирательство шло между мужьями двух родных сестер Анны и Елизаветы Глазатовых. Обе они были двоюродными сестрами Фёдора Петровича Глазатова. Таким образом изучение описанного выше судебного дела привело меня опять к генеалогии рода Глазатовых. Чтобы разобраться с этим, я обратилась к метрическим книгам и исповедным ведомостям села Никольское что за лесом, в приход которого входили деревни Якшино, Рагозино и Домашево. Я уже пыталась описать историю землевладения в деревне Рагозино, рассказывая первый раз о Змеевых в XVII веке, второй раз – об Озеровых и Жуковых в XVIII веке, третий раз о Глазатовых.  Настало время поговорить о XIX веке.

Выяснилось, что в Рагозино между 1791 и 1793 годом вернулся старый помещик – Пётр Евграфович Озеров. В 1782 году он отказался от этого имения в пользу своих племянников Михаила и Евграфа Жуковых. В метрической книге 1791 года в качестве владельца рагозинских крестьян указан ещё их отец астраханский губернатор, а позже сенатор Михаил Михайлович Жуков. В 1793 году и позже Жуковы в метрических записях не встречаются. Возможно, с сыновья сенатора что-то случилось, и имение опять вернулось к дяде. Озеровы жили в Санкт-Петербурге. Там, в Свято -Троицкой Александро - Невской лавре Петр Евграфович и был похоронен в 1801 году [2]. С этого момента владелицей крестьян в Рагозино стала его вдова Елизавета Андреевна Озерова, урожденная Удолова. Она похоронена в 1827 году на том же кладбище в Санкт-Петербурге [3]. Имение наследовали её дочери Варвара (1.09.1777 – 14.01.1849) и Екатерина (30.08.1780 – 1.10.1855) Озеровы (даты жизни по [4]).

Григорий Миронович Глазатов получил в наследство от родителей крестьян в селе Старосельское и в деревне Рагозино. Через некоторое время он отселил часть своих крестьян и рядом с Рагозино основал новую деревню, которую назвали Домашево. Там была построена господская усадьба. Сам Григорий Миронович умер 29.12.1783 года. Его жена Прасковья Васильевна, урожденная Державина умерла 3.06.1791 [5] в этом самом Домашево. В Старосельском, Красное поле тож Спасского уезда ещё при разделе наследства после смерти отца хозяином стал старший сын Александр Григорьевич. Он там и жил. Второй сын - Николай Григорьевич как-то исчез из поля зрения после 1793 года; умер ли он или куда-то уехал, сказать трудно. С судьбой остальных детей сейчас есть возможность вас познакомить. Установлено, что после смерти Прасковьи Васильевны владельцами крестьян в Домашево стали числиться «малолетние» дети – Катерина, Елизавета, Мария и Григорий Глазатовы. Об их опекуне ничего не сообщается. 

О судьбе старшей дочери Анны Григорьевны мы уже знаем. Она еще до смерти матери вышла замуж за Михаила Степановича Пивоварова. Пивоваровы сначала жили где-то в другом месте Между 1800 и 1804 годом, задолго до покупки доли Фёдора Петровича Глазатова, их фамилия появилась в метрических записях деревни Якшино. Видимо, они сначала купили здесь крестьян у какого-то другого. Позже Пивоваровы поселились в этой деревне; исповедные ведомости местного храма позволяют нам узнать состав этой семьи и возраст отдельных её членов. 

Подсчитано, что Анна Григорьевна родилась примерно в 1770 году, её муж был на 9 лет её старше. Дети Пивоваровых и примерные годы их рождения: Николай (1797), Екатерина (1798), Надежда (1800/01), Александра (6.11.1804), Анна (1806/07), Авдотья (1807), Марья (1809), Варвара (1811) и Елизавета (1812/13). Александра, Авдотья и Варвара, видимо, умерли в детстве. Николай во время судебных разбирательств служил прапорщиком 57 артиллерийской батарейной роты, умер между 1824 и 1831 годом. Как мы уже знаем, между 1816 и 1824 годом умерла мать Анна Григорьевна. Пятерых оставшихся дочерей Михаил Степанович растил один, постепенно выдавая их замуж.

Первой замуж вышла Надежда Михайловна, уже во время судебной тяжбы она имела фамилию Просвирнина. Её мужем был казначей города Бугульмы Оренбургской губернии, чиновник 9 класса Василий Фёдорович Просвирнин. В Якшино у них 9.06.1829 г. родилась дочь Мария, которая, впрочем, очень быстро 28.06.1829 г. умерла [6]. В исповедных ведомостях прихода села Никольское что за лесом эта семья мне не  встречалась. Старшая Екатерина Михайловна в результате замужества приобрела фамилию Телецкая. Про её мужа известно только, что он был капитаном. О замужестве своих старших дочерей сообщал сам Михаил Семенович Пивоваров в своих прошениях. В метрической книге 1840 года Екатерина Михайловна Телецкая и Надежда Михайловна Просвирина обозначены как владельцы крестьян деревни Якшино, причём обе они уже вдовы. В этом 1840 году Мария Михайловна Пивоварова, тоже владелица крестьян, записана ещё как девица. А вот младшая Елизавета Михайловна успела 15.02.1831 года выскочить замуж за коллежского советника Василия Ивановича Покровского и под этой фамилией позже фигурирует в метрических книгах в качестве владелицы крестьян. Семья Покровских внесена в 3-ю часть Дворянской родословной книги Казанской губернии [7]. В списке семьи 5 детей с весьма редкими именами: Неонила (27.10.1834), Евтроний (3.03.1836), Феопемит (9.01.1840), Фёдор (4.05.1841) и Михей (14.08.1847). В качестве владельца крестьян в Якшино указан полковник в отставке Феопемит Васильевич Покровский, женатый на Анне Алексеевне и имеющий от неё детей: Леонтия (10.07.1877), Евтрония (13.03.1881), Ахилла (3.05.1885) и Валерия (15.08.1892). Как видим, склонность к экзотическим именам оказалась наследственной. Появившаяся в 1840 году в Якшино помещица Анна Михайловна Ашихмина тоже из семейства Пивоваровых.  Анна вышла замуж 11.02.1834 года за вдовца, капитана, инженера корпуса корабельных инженеров Абрама Ивановича Ашихмина [7]. Их дети: Мария (20.01.1837), Николай (5.12.1838) и Настасья (2.10.1840) в замужестве Эрн. Николай Абрамович Ашихмин был женат на Наталье Аполлоновне Сумороковой и имел детей: Марию (17.08.1870) и Александра (6.05.1872).  

Вернёмся, однако, к детям Григория Мироновича Глазатова. Елизавету Григорьевну было найти легко. 21.01.1795 года она венчалась во Владимирском соборе г. Казани с 39-летнем вдовцом Дмитрием Ивановичем Соловьевым [8]. Это уже хорошо нам знакомый участник судебной тяжбы, потерпевший от родственника Фёдора Глазатова. Соловьевы проживали в Домашево, владея крестьянами и в Домашево, и в Рагозино. Попробуем уточнить дату рождения Елизаветы Глазатовой, а также узнать состав её семьи, используя данные исповедных ведомостей. Выяснилось, что Дмитрий Иванович родился в 1755/56 году. Умер он в возрасте 74 года 12.10.1829 г. [6]. Год рождения Елизаветы Григорьевны колеблется в интервале от 1777 до 1781 г., то есть она, действительно, вышла замуж совсем юной за человека вдвое её старше. Их дети: Аполлон 1797/01 г. рожд. (последний раз встречается в исповедной ведомости в 1816 году в 19-летнем возрасте), Прасковья 1802/05 г., Мария 1805/07 г., Любовь 1807/08 г., Александр 1809 г., Иван 1810 г., Порфирий 1813 г., Павел 1815/16 г. и ещё один Иван 1819 г. Александр, первый Иван и Порфирий, видимо, умерли в детстве. Ни одно из имен оставшихся детей не обнаружено мной в более поздние годы в качестве владельца крестьян в Домашево.

Катерина Григорьевна, по-видимому, вышла замуж за Александра Михайловича Пыхачева. Он умер в Домашево 3.02.1804 г. в возрасте 32 лет [9].  Имя Катерины Пыхачевой встречается в исповедных ведомостях местной церкви с 1804 по 1816 г. Своих детей у неё не было. В исповедной ведомости 1816 года [10] вместе с ней записан приёмыш – 3-летний Иван с отчеством Александрович по крестному.

С Марьей Григорьевной неопределенности ещё больше. В 1800 году появился в Рагозино помещик Иван Потапович Петров. Найдя в исповедной ведомости 1808 года [11] его семью, узнаем, что жену его звали Марья Григорьевна (1781 г. рожд.). Очень похоже, что это тоже Глазатова. Но с другой стороны, Петровы довольно давно были помещиками в Рагозино. Так в метрической книге 1774 года  есть запись о рождении у Потапа Николаевича Петрова дочери Пелагеи. Конечно, соседи по поместью вполне могли породниться через детей. Но доказательств этому, кроме совпадения отчества и года рождения жены Ивана Потаповича, нет. Самому Ивану Потаповичу в 1808 году 38 лет (1770 г. рожд.). Указана дочь Прасковья 3 (или 5) лет (1803/05 г. рожд.). В 1815 году появляется запись "малолетняя помещица Петрова", а с 1826 года в метрических записях числится Прасковья Ивановна Ильина. Несомненно, это дочь Петровых.

Григорий Григорьевич Глазатов числился в метрических книгах деревни Домашево в качестве владельца крестьян с 1791 по 1810 год. Он, по-видимому, здесь не жил. Потомков его не обнаружено.

Кто утомился читать длинный текст о потомках Григория Мироновича Глазатова, может познакомиться с этой веткой рода по схеме:

В Рагозино, кроме Глазатовых, были и другие помещики. Кроме уже упомянутых Озеровых и Жуковых встречается фамилия Герасима Васильевича Тарханова (до 1789 г.), а позже его вдовы Натальи Ильиной Тархановой. К середине 90-е годов эта фамилия из метрических книг исчезла. В середине 20-х годов следующего века чужие (во всяком случае, я не нашла намёков на родственные связи с Глазатовыми) появились и в Домашево.  Информацию о этой семье удалось найти в исповедной ведомости 1825 года[12]. В качестве главы семьи указан прапорщик Григорий Никитич Одинцов 71 года. Вместе  с ним проживали его жена Мавра Иванова 64 лет, дочь Елена Григорьевна 22 лет с мужем Игнатием Николаевичем Трухановым 33 лет и внуки: Мария 5 лет, Николай 2 лет, Александра 1 года. И Одинцовы и Трухановы внесены во 2-часть Дворянской родословной книги Казанской губернии. Внуков в этой семье народилось ещё много. Но я не буду их перечислять, сегодня разговор не о них.  В качестве владелицы крестьян в Домашево выступала Елена Григорьевна Труханова. Отчество, конечно, намекает на Григория Мироновича, но ведь отец в исповедной ведомости указан совершенно определенно (Игнатий Николаевич записан как зять). Видимо, Труханова купила имение в Домашево. Из списка помещиков деревни Домашево к этому моменту исчезли все дети Григория Мироновича Глазатова, кроме Елизаветы Соловьевой. 

В начале 40-х годов в Рагозино и Домашево не оставалось никого из потомков Глазатовых. В исповедной ведомости 1840 года [13] в качестве помещиков в Домашево указаны титулярная советница Елена Григорьевна Труханова и чиновница 8 класса Мария Семёновна Ключарева. В Рагозино крестьянами владели та же Ключарева, коллежская секретарша Елизавета Васильевна Энвальд и вдова коллежская советница Катерина Карловна Волкова. Ну и ещё старые помещики  - девицы Озеровы. В 50-х годах исчезли и они. Единственной владелицей Рагозино и Домашева стала маркиза Маргарита Карловна Де Траверсе, урожденная Гельман, в распоряжении которой находились 476 душ крепостных крестьян и 2643 десятины земли. Именно Маргарите Карловне пришлось решать проблемы крестьянской реформы 1861 года.

Другая ветвь Глазатовых поселилась в соседней деревне Якшино. Настало время поговорить о них. Здесь тоже обнаружились интересные находки.

В 1773-91 годах помещиком в деревне Якшино был Пётр Миронович Глазатов. Его жена Анастасия Яковлевна, урожденная Кудрявцова умерла 30 января 1790 года [14]. Петр Миронович пережил её лишь на 1,5-2 года. В 1793 году владельцами крестьян в Якшино числились уже «малолетние» Фёдор, Григорий, Пётр и Катерина Глазатовы. Известно, что у Петра Глазатова была ещё одна дочь - Мария, рожденная 22.07.1778 г. в Якшино. В судебной деле [1] есть сообщение, то родная сестра Фёдора Глазатова Мария, будучи замужем за Тверитиновым, умерла, и её доля наследства в Якшино досталась брату. Та ли это Мария или у него была другая, более старшая сестра с таким же именем, сказать пока трудно.

Первой из списка помещиков Якшино исчезла Катерина Петровна Глазатова; её имени не было уже в метрических записях 1799 года. После 1800 года в качестве владельца якшинских крестьян не числился больше Григорий Петрович Глазатов. Возможно, это он продал свою часть имения М.С. Пивоварову. В 1807 году продал свою долю и Фёдор Петрович Глазатов

Из всей семьи в Якшино остался лишь поручик Пётр Петрович Глазатов. В исповедной ведомости 1808 года [11] указано, что ему 26 лет. Он женат на 21-летней Елене Васильевне. Детей у них нет. В метрической книге 1810 года его имя тоже присутствует. А в исповедной ведомости 1816 года [10] Елена Васильевна уже вдова, у неё двое дочерей: 6-летняя Марья и 4-летняя Анна. Самой ей 27 лет. Елена Васильевна умерла между 1817 и 1825 г. С 1825 года появляется запись «малолетние помещицы Глазатовы», а в 1828 году впервые зафиксирована в качестве владельца крестьян Якшино Мария Петровна Юферова. Крестьяне пока ещё не разделены между сестрами. И только в 1830 году, после замужества Анны, в деревне две помещицы – Мария Петровна Юферова и Анна Петровна Третьякова.

Обнаружение Марии Петровны Юферовой - это тот неожиданный подарок, который иногда получает генеалог в своей работе. Мария Петровна была женой одного из учеников Лобачевского, математика Николая Осиповича Юферова, который некоторое время преподавал в казанской гимназии и университете. Их дочь Надежда вышла замуж за сына другого университетского преподавателя Ивана Ивановича Дунаева, военного врача Владимира Ивановича Дунаева. Об этой семье и потомках Дунаевых есть отдельный большой рассказ на моём сайте.

Интересно отметить, что Владимир Дунаев и Надежда Юферова были очень дальними родственниками. Первый был правнуком Якова Яковлевича Кудрявцова, а вторая - правнучкой его родной сестры - Анастасии Яковлевны Глазатовой, урожденной Кудрявцовой. И к тому же Марфа Степановна Глазатова (прапрабабушка Надежды Николаевны) была родной сестрой жены Якова Ивановича Старосельского - внучатого дяди Якова Яковлевича Кудрявцова. Вот таким интересным образом пересекались часто дворянские роды.

Заканчиваю рассказ о второй ветви рода Глазатовых схемой:

Деревню Якшино потомкам Глазатовых удалось сохранить за собой хотя бы по женской линии. В 30-60 гг. в Якшино помещиками являются дочери Петра Петровича Глазатова и М.С. Пивоваров, а позже его дочери (Ашихмина, Покровская). И только в конце 50-х появляется новая фамилия Клавдии Ивановны Свечниковой, родственная связь которой с Глазатовыми не прослеживается, а ещё позже в метрических записях фиксируются Овчинниковы.

Усадьба в Старом Якшино 

Надежда Николаевна Дунаева после смерти мужа вернулась в Старое Якшино и вместе со старшим сыном Сергеем Владимировичем Дунаевым построила здесь дом, ставший местом приюта многочисленных членов семьи в бурные годы конца XIX - начала XX века. В личном архиве Л.В. Бронской, прямого потомка Дунаевых, сохранились фотографии этого дома. Качество фото не самое лучшее, но, учитывая, что этому снимку более 100 лет, и он пережил революцию и несколько страшных войн,  подивимся и порадуемся чуду его спасения.

Надежда Николаевна Дунаева была последней помещицей в Якшино, скончавшись в августе 1917 года, слава Богу, не дожив до страшных дней разорения своего детища.

  1. "О споре титулярного советника Соловьева с наследниками титулярной советницы Пивоваровой о недвижимом имении состоящем в Лаишевском уезде в д.Сюлмень (Якшино тож)" 18.06.1824 - 18.10.1826 // ГАРТ, ф.12, оп.23, д.99 на 187 листах
  2. https://lavraspb.ru/ru/nekropol/view/item/id/1167/catid/3
  3. https://lavraspb.ru/ru/nekropol/view/item/id/1724/catid/3
  4. https://forum.vgd.ru/post/3866/104590/54.htm?a=stdforum_view&o=
  5. МК за 1791 год // ГАРТ, ф.5, оп.10, д.2, л.69
  6. МК за 1829 год // ГАРТ, ф.5, оп.47, д.26
  7. Двоеносова Г.А. "Казанское дворянство 1785-1917 г. Генеалогический словарь", Казань, 2001, л.441, л.73
  8. МК за 1795 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.97, л.13
  9. МК за 1804 год // ГАРТ, ф.5, оп.23, д.27, л.59
  10. ИВ за 1816 год // ГАРТ, ф.5, оп.34, д.24, л.170
  11. ИВ за 1808 год // ГАРТ, ф.5, оп.27, д.25, л.171
  12. ИВ за 1825 год // ГАРТ, ф.5, оп.45, д.24, л.232
  13. ИВ за 1840 год // ГАРТ, ф.5, оп.58, д.38, л.747
  14. МК за 1790 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.93, л.68

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх