Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

Другие Змеевы (Змиевы)

Карта Лаишевского уезда 1895 года

В Писцовой книге Дмитрия Кикина 1561-62 гг [1] найден только один Змеев - Фёдор Семёнов. Это отец Никиты Девятого Змеева, с которым мы уже знакомились. Он владел землёй в деревне Тевкеч  на реке Малой Брысе и в деревне Смолдеярово:

"За Федором за Семеновым сыном Змеева деревня Тевкеч, что была пустош. Да к той же деревни припущена в пашню старое селище деревни Тургаева на реке на Малой Брыси. А в деревне Тевкече двор помещиков  ... И с тою землею, что была деревня Смолдеярова середи Тургаевские земли."

В Писцовой книге 1647-56 гг. [2] сообщается, что землей в Тевкечь владеет Михаил Никитин Змеев,  сын Никиты Девятого:

"За Михаилом Девятого сына Змеева селцо, что была деревня Тевкечь, и с тем, что к тому ж сельцу припущено селища Тургаева на реке на Брысе. "

Владельцем же деревни Смолдеярово был Степан Иванов Змеев [2]:

"По Нагайской ж по старой дороге за казанцом за Степаном Ивановым сыном Змеева село, что была деревня Смольдеярово, Ицви Меньшие то ж, и селище Тургаево на реке на Брысе Малой и на реке Чирпе. "
Карта Казанского уезда 1895 года

Ему же принадлежала земля в селениях Булгак (Рагозино) и Балахчи, расположенных недалеко от Смолдеярово, и в сельце Новоцарево на реке Ноксе [2]:

"За Степаном Ивановым сыном Змеевым селцо, что была деревня Булгак, Рагозино то ж, на реке на Брысе."
 

"За казанцом за Степаном Ивановым сыном Змеева пустошь, что была ясачная оброчная деревня Балакчи, на болотце и по одной стороне."
 

"За казанцом за Степаном Ивановым сыном Змеева то ж .... Сельцо Ново Царевское на реке на Ноксе, ... За ним же пустошь Круглая за рекою Ноксою на ключе."

Его сын - Герасим Степанов Змеев был помещиком в соседней с отцом деревне Булгак Меньшой, а также в деревнях Кишкильдеево  и Черемыш [2]:

"За Гарасимом Степановым сыном Змеева деревня Булгак Меншой, что бывало в помесье за Домашним Васюниным деревни Чирпы, на реке на Брысе в поместье."
 

"Того ж сельца Кишкильдеева выставка деревня Кишкильдеева на той ж речке Уштусубе за Гарасимом Степановым сыном Змеева ...  Да за ним же в другом месте от села, что была деревня Черемыш, по речке Кичишерьме отписные земли ..."

Карта Лаишевского уезда 1895 года

 В сельце же Каип, где половиной сельца владел Михаил Никитин Змеев,  помещиками были другие Змеевы - Иван и Ипполит Матвеевичи. Они владели также землёй в дереве Ячи Нижние на речке Каипке и мельницей на устье реки Бимы [2].

"В сельце, что была деревня Каип, на речке Каипке, за казанцом за Михаилом Никитиным сыном Змеева в поместье половина того сельца."

 

"В том же сельце Каипе за казанцы за Иваном да за Иппалитом Змеевыми в поместье жеребей."

 

"За Иваном да за Ипполитом Змеевыми в помесье под деревнею Бимою на берегу у реки Меши на усть речки Бимы мельница большое колесо..."
 

"Сельцо, что была деревня Ячи Нижние, на речке на Каипке за казанцы за Потапом Матвеевым сыном Львова с мачехою его, да за Ипполитом Матвеевым сыном Змеева, да за Степаном да за Фаддеем Гавриловыми детьми Левашовыми."

Сведения из Писцовой книги Семёна Волынского 1647-56 гг. подтверждаются данными Писцовой книги Тимофея  Батурина того же периода [3]. Только этот документ более информативен с точки зрения количества крестьянских душ, принадлежащих помещикам:

Селение Помещик К-во дворов К-во душ крестьян
с-цо Смолдеярово
д. Булгак
д. Новоцарево
д. Булгак
д. Кишкильдеево

д.Шуран

д. Сорочьи горы

д. Дертюли

д. Тевкечь
д. Каип

д Каип
д. Ячи
Степан Иванов Змеев
Степан Иванов Змеев
Степан Иванов Змеев
Герасим Степанов Змеев
Герасим Степанов Змеев
_____________________________
вдова Ивана Змеева Марфа Васильева с дочерью Параскевой и с Девятыми дочерьми Натальей и Настасьей
вдова Ивана Змеева Марфа Васильева с дочерью Параскевой и с Девятыми дочерьми Натальей и Настасьей
вдова Ивана Змеева Марфа Васильева с дочерью Параскевой и с Девятыми дочерьми Натальей и Настасьей
Михаил Никитин Змеев Девятый
Михаил Никитин Змеев Девятый

_______________________________
Иван и Ипполит Матвеевы Змеевы
Ипполит Змеев
10
20
6
4
20

21

10

9

10
4

5
4
39
85
28
18
58

70

34

29

54
13

19
12

Итак, в середине XVII века в Казанском уезде обитало три семьи Змеевых. Попробуем установить между ними родственные связи.

Сведения об Иване и Ипполите Змеевых были обнаружены в книге П. Мартынова "Селения Симбирского уезда", изданной Симбирской губернской ученой архивной комиссией в 1903 году [4]. Там сообщается, что Матвей Змеев со своими сыновьями Иваном и Ипполитом получил землю недалеко от Ундоровского городища, которое тогда входило в Казанский уезд, а в 1781 году было передано в Симбирское наместничество. Это территория нынешнего села Русская Беденьга и деревни Городище, расположенной на берегу Волги. В документах 1679 года в качестве землевладельца в Беденьге упоминается Иван Матвеев Змеев. В 1685 году деревня стала селом и обозначена как вотчина братьев Ивана, Якова и Льва Матвеевых Змеевых. В 1694 году в Беденьге остался один хозяин - Иван Ипполитович Змеев, про которого никаких сведений не сохранилось. Известен только один факт. Мартынов сообщает, что сестра Ивана Ипполитовича - Анна вышла замуж за местного помещика, стольника Фёдора Алексеевича Зеленого, владеющего большим количеством земли в Ундорах и соседних с ним деревнях. Их дочь - Мария, в свою очередь, стала женой стольника, воеводы Свияжской провинции Бориса Ивановича Толстого. У них был лишь один наследник - сын Василий, которому и досталось всё огромное состояние трёх семей - Змеевых, Зеленых и Толстых. Далее пересказ исследований Мартынова продолжать не будем, они уже не связаны с обсуждаемой темой. Но имя Василия Борисовича Толстого запомним. Мы с ним ещё не раз столкнемся.

Мартынов не назвал отчество Матвея Змеева, то есть ничего не знает о его происхождении. В родословной Змеевых, помещенной в справочник Руммеля, Голубцова [5], имеется информация о Матвее Ивановиче Змееве, который был головой у служилых татар и новокрещенов. Видимо, в этом качестве он участвовал в походе 1615 года против Александра Лисовского. В 1620 году служил воеводой в Васильсурске (это городок, ныне поселок на границе Марий Эл и Нижегородской области). В 1624 году Матвей Иванович был назначен головой в Казань. Его вотчина находилась в Нижегородском уезде. Но поскольку служба Матвея Ивановича связана с Казанью, можно ожидать, что и в Казанском уезде у него тоже могли появиться поместья. Согласно поколенной росписи [5], Матвей Иванович - сын нижегородского помещика Ивана Григорьевича Змеева, правнук Ивана Фёдоровича Змеева (см. схему на предыдущей странице).  Однако в справочнике Руммеля, Голубцова [5] у Матвея Ивановича указаны лишь сыновья Иван и Прохор, ни Ипполита, ни Якова, ни Льва нет. 

П. Мартынов считал, что казанская ветвь Змеевых идёт от Ивана Матвеевича, владевшего вместе с братьями землей в Беденьге. Мне кажется это маловероятным.  Степан Иванов, Иван Матвеев и Михаил Никитин - это люди одного поколения. И если, кто из них и был старше, то это Степан Иванов; он уже имел взрослого сына Герасима. К тому же, похоже, что у Ивана  Матвеевича вообще не было наследников, раз имение в Беденьге перешло по линии брата Ипполита Матвеевича.

Есть и другая версия происхождения Степана Ивановича Змеева. В справочнике Руммеля, Голубцова [5] в качестве отца Степана Иванова (? - 3.01.1655), владельца села Смолдеярово, указан Иван Григорьевич, сын  есаула Григория Михайловича, участвующего в казанском походе 1552 года. То есть автор родословной относит Степана Ивановича к потомкам Михаила Фёдоровича Змеева (см. схему на предыдущей странице). 

Мне бы хотелось предложить третью версию расселения Змеевых в Казанском крае. Известно, что Фёдор Семёнов - сын Семёна Фёдоровича Старшего, погибшего при взятии Казани, получил "за кровь отца" землю в деревне Тевкечь. Этого Фёдора Семёновича мы и нашли в Писцовой книге 1561-62 гг., составленной спустя десятилетие после этого исторического события. Он владел землей в рядом расположенных селениях Тевкечь и Смолдеярово. Никаких других Змеевых в этой книге нет. Спустя сто лет в этих деревнях землей владели Михаил Никитич Змеев, внук Фёдора Семёнова, и Степан Иванов Змеев. Напрашивается вывод, что он тоже является потомком Фёдора Семёнова, тем более, что сын Иван у последнего явно был. Никита Фёдоров, напомним, был девятый по счету ребёнком. Неужели Ивана в этой большой семье не нашлось? Но если серьёзно, то обратите внимание на помещиц селений Шуран, Сорочьи горы и Дертюли. Одна из них вдова Ивана Змеева, а другие - дочери Никиты Фёдоровича Змеева Девятого. Вряд ли случайно они владеют землёй в одних и тех же селениях. Иван Фёдоров Змеев существовал и умер до 1647 года, впрочем, как и его брат Никита Фёдорович. И чтобы окончательно убедить вас в своей версии, приведу цитату из Писцовой книги 1647-56 гг. [2]:

"За казанцом за Степаном Ивановым сыном Змеевым сенных покосов отхожих на реке на Каме от лаишевских сенных покосов по березовую гриву до поместных сенных же покосов мерою двенатцать длинников, дватцать три поперечника, итого двесте семьдесят шесть десятин. А на десятину по дватцати копен волоковых, итого иметца сена пять тысеч пятьсот дватцать копен. А Степану те покосы даны в помесье за четвертную пашню за дватцать чети в поле, а в дву по тому ж. И те покосы в споре з братом ево двоюродным с Михаилом Никитиным сыном Змеевым.
 

За Степаном же да за сыном его Гарасимом, да за Михаилом Змеевыми и за иными розными помещики ото озера Долгово, Едигель то ж, к реке Брысе по исток Шигалевсково озера сенных покосов мерою дватцать один длинник, тритцать два поперечника с полупоперечником, в другом конце дватцать четыре попе речника с полупоперечником, а вровно имстца дватцать восмь поперечников с полупоперечником, итого иметца пятьсот девяносто восмь десятин с полудесятиною. А на десятину по дватцати копен волоковых. Итого иметца сенных покосов одиннатцать тысеч девятьсот семьдесят копен. И с теми сенными покосы, что в споре были с помещики ж села Икимени и сельца, что была деревня Чолмаки."

Обратили внимание, что участвующие в споре о покосных лугах Степан Иванов и Михаил Никитин Змеевы названы двоюродными братьями? А это означает (во всяком случае, по современным представлениям), что их отцы - родные братья.  Можно предположить, что сначала братья управляли всеми имениями отца вместе. Их дети решили разделиться. Сын Ивана Степан взял Смолдеярово и соседние земли, сын Никиты Михаил - вотчину в Тевкечь (младшим часто родительский дом достается). Женщинам отдали владения подальше от дома. Да и Матвея Ивановича можно в эту семью вписать при желании.   И к ним ещё некого Ивана Ивановича Змеева, владевшего, согласно писцовым книгам [2,3],  каким-то сельцом Чюраз по Алацкой дороге и деревней Барсуково по той же дороге. Другими словами, есть такое ощущение, что все казанские Змеевы являются представителями одной ветви рода Змеевых, идущей от Василия Фёдоровича старшего. Поэтому они так легко наследовали имения друг друга при смерти любого из сородичей.

Потомки Степана Ивановича Змеева

Вернемся опять к версии справочника Руммеля, Голубцова [5]. Другой такой подробной подборки сведений о роде Змеевых у нас нет, да и имеющиеся там данные о детях и внуках Степана Ивановича довольно хорошо подтверждаются метрическими книгами, просмотренными лично. Для удобства представим всю информацию, имеющуюся в справочнике, в виде схемы:

Итак, у Степана Ивановича было три сына - Абрам, Пётр и Герасим. Абрам Степанович и его потомки к Казани отношения не имели.

О Петре Степановиче Змееве в справочнике сообщается весьма загадочно - убит проездом из имения отца в Казань. Произошло это в 1633 году. Кем убит, за что убит - неизвестно.  Его вдова (имя её неизвестно) вышла замуж за дьяка Василия Ушакова. Имеется документ 1647 года [6], в котором сообщается о возврате деду Степану Иванову Змееву падчерицы Василия Ушакова девицы Федосьи с приданным. Ещё у Петра Степанова был сын Гаврила. О внуке от сына - Никите Гавриловиче Змееве имеется довольно много информации. Сохранилось несколько документов [7, 8, 9], связанных с его именем.  Никита Гаврилович имел чин коллежского асессора, служил сначала смотрителем Сызраньского винокуренного завода, позже чиновником в Казанском надворном суде. Жил в Казани, в приходе Покровской церкви; в метрических книгах этого прихода встречаются имена его дворовых людей. Справочник Руммеля, Голубцова сообщает, что Никита Гаврилович был женат на Прасковье Михайловне**; умер 9  марта 1729 года. И, действительно, последний раз имя Никиты Гавриловича встретилось в метрической книге 1728 года, а позднее в этих селениях появился новый помещик - Василий Борисович Толстой. Да, именно тот, о котором мы уже говорили. Василий Борисович женился на единственной дочери Никиты Гавриловича Змеевой - Дарье Никитичне.

Более многочисленной была ветвь второго сына Степана Ивановича - Герасима Степановича Змеева. Известно, что он сам умер в 1675 году, приняв монашеский постриг под именем Гермогена. Герасим Степанович имел трех сыновей - Никиту, Ивана и Михаила, а также дочь (имя неизвестно), которая была замужем за Сьяновым. Михаил Герасимович - московский дворянин, владел землей в Елецком уезде. 

Никита Герасимович Змеев служил в Астрахани, потом в Казани, был головой казанских стрельцов.  У него было три сына - Пётр, Фёдор и Андрей. О них в справочнике ничего интересного не сообщается, кроме  фамилий супругов их детей. Дочь Петра Никитича Змеева (имя не указано) была замужем за казанским помещиком Дмитрием Кашкадамовым. У Андрея Никитича Змеева было два сына - Иван и Никита, и дочь  Екатерина, жена Александра Ахметова. Никита Андреевич Змеев был женат на Аграфене Ивановне, которая после его смерти вышла замуж за Фёдора Голчина. Женой Ивана Андреевича Змеева была  Анна Савишна; она после его смерти аж дважды побывала замужем, сначала за Кондыревом, потом за Исаковым. Согласно справочнику Руммеля, Голубцова, у Ивана Андреевича был сын Василий Иванов Змеев, умерший молодым 17.07.1743 года. О потомках Фёдора Никитича Змеева справочник ничего не сообщает. 

Иван Герасимович Змеев имел двух сыновей: Фёдора и Андрея. Фёдор Иванович Змеев был стольником и ландратом в Казанской губернии, умер в 1737 году. Его жену звали Прасковья Петровна, Хованская по первому мужу. Младший брат Андрей Иванович Змеев известен как строитель и первый комендант Ставропольской крепости на Волге. Там он и умер 14.12.1742 года.  Его вдова Дарья Лаврентьевна, урожденная Загоскина, после его смерти стала женой генерал-поручика Фёдора Тимофеевича Хомякова.  В справочнике Руммеля, Голубцова сообщается, что Фёдор Иванов Змеев умер бездетным и вместе с тем в поколенной росписи ему приписан сын Сергей. Это, очевидно, ошибка. Как мы потом увидим, Сергей Фёдорович был двоюродным племянником Андрея и Фёдора Ивановичей, то есть сыном Фёдора Никитича Змеева.

Род Змеевых в конце XVII века разделился на два неравных по силе лагеря. Потомство Герасима Степановича было и более многочисленно, и постарше по возрасту. Им противостоял один Никита Гаврилович. Видимо, он рано остался без отца;  в совсем юном возрасте (в документе 1682 года [9] он именуется недорослем) Никите Гавриловичу самому пришлось решать сложные жизненные проблемы. Из его челобитных можно узнать, что в семье не оказалось грамот на землю, а родственники,  воспользовавшись случаем, захватили выморочные земли (так называли земли, оставшиеся после смерти помещика) отца в Смолдеярово и Рагозино. Никите Фёдоровичу свои права отстоять удалось. Проследим, что стало с остальными имениями Змеевых, воспользовавшись информацией из метрических книг и документа, хранящегося в Государственном архиве РТ [10]. Последний представляет собой подробное описание имений потомков Василия Борисовича Толстого, составленное Львом Павловичем Толстым в в 1864 году. С текстом этого документа можно легко познакомиться, поскольку он оцифрован и выложен в интернет. Сначала поинтересуемся имениями, находящимися во владении рода Змеевых в XVII веке. 

Деревня Тевкечь (Девятово) - первая вотчина Змеевых в Казанском крае, которой в середине XVII века владел Михаил Никитич Змеев, сын Никиты Фёдоровича Змеева-Девятого и внук Фёдора Семёновича Змеева, первого владельца этой земли. После смерти бездетного Михаила Никитича вотчина перешла Герасиму Степановичу, а после его смерти в 1675 году - его сыну, голове казанских стрельцов Никите Герасимовичу Змееву, за котором и была закреплена указом  царя Фёдора Алексеевича от 18.04.1676 года.  В [10] сообщается, что Никита Герасимович умер 18.04.1678 года. Тевкечь досталась его младшему сыну - Андрею Никитичу Змееву. Его имя  и найдено в метрических книгах прихода за 1724 - 1726 гг. После смерти Андрея Никитича имение перешло сыновьям Никите и Ивану Андреевичам. Когда же они скончались, 1/7 часть перешла вдове Никиты Андреевича Агрофене Ивановне, по второму браку Голчиной, а остальное - сыну Ивана недорослю Василию Ивановичу Змееву. Агрофена Ивановна перевела своих крестьян в другие имения, а участок земли позже достался по наследству её дочери от второго брака - вдове полковнице Анне Фёдоровне Арцыбашевой. Анна Фёдоровна продала эту землю капитану Сергею Фёдоровичу Змееву, получившему  все имение Тевкечь в своё владение после смерти в 1743 году своего двоюродного племянника Василия Ивановича Змеева. Итак, к середине XVIII века родовое имение Тевкечь (Девятово) находилось в руках Сергея Фёдоровича Змеева. Это подтверждается и метрическими записями прихода села Смолдеярово, в который входила деревня Девятово, за период 1750-1768 гг.

Село Смолдеярово принадлежало в середине XVII веке Степану Ивановичу Змееву.  К моменту его смерти в 1655 году  его сына Петра уже не было в живых, а второй сын - Герасим постригся в монахи, поэтому все его имения должны были наследовать внуки. По  раздельному акту 27.04.1655 года Смолдеярово досталось Гавриле Петровичу Змееву. Позже наследником отца стал единственный сын - Никита Гаврилович Змеев, которому, как уже говорилось выше, пришлось повоевать за своё наследство. После смерти Никиты Гавриловича его вдова Парасковья Михайловна отказалась от своей части наследства, и все имения отца перешли его единственной дочери - Дарье Никитичны Толстой, вернее, её мужу - Василию Борисовичу.

Деревня Булгак (Рагозино) по тому же раздельному акту от 27.04.1655 года была поделена пополам между внуками Степана Ивановича Змеева -  Иваном Герасимовичем и Гаврилой Петровичем. После смерти Гаврилы Петровича его половина перешла сыну Никите Гавриловичу. В 1705 году Иван Герасимович уступил свою часть деревни Рагозино своему двоюродному племяннику. Таким образом, Рагозино полностью осталось во владении Никиты Гавриловича. В 1713 году он променял это имение Фёдору Семёновичу Хрущову, на что, автору [10], неизвестно. Так старинная вотчина в Рагозино была потеряна родом Змеевых.

Об имениях в Каипе, Новоцарево и Кишкильдеево в документе [10] не сообщается, так что будем руководствоваться лишь информацией из метрических книг. Земля в деревне Каип (приход села Егорьевское), числившаяся за Михаилом Никитичем Змеевым-Девятым, и имения Матвея и Ипполита Матвеевичей Змеевых в селениях Каип и Ячи Нижние за родом Змеевых в XVIII  веке не сохранились.  Деревня Новоцарево (приход села Кощаково), владение Степана Ивановича, наследовал, очевидно, Никита Герасимович Змеев. В 1724-25 годах там отмечен Фёдор Никитич Змеев, уже в 1738 году - Сергей Фёдорович Змеев.   Имя последнего встречается в метрических записях этой деревни до 1768 года. Деревня Кишкильдеево (село Змеево, Новоспасское) тоже сохранилось за Змеевыми. В метрических записях после 1737 года (более ранних не обнаружено) найдено имя полковника Андрея Иванова Змеева. После 1747 года (за период 1743-1746 год данных нет) владельцем крестьян там числился всё тот же Сергей Фёдорович Змеев. В метрических книгах селения Дертюли (приход села Егорьевское) фамилия Змеевых не встречается, в то время как в Шурановском приходе, где владельцами крестьян в XVII веке были те же помещицы, Змеевы остались.

За вторую половину XVII - начало XVIII в. Змеевы приобрели в Казанском крае много новых имений. 

В частности, Никита Гаврилович к своему родовому имению в Смолдеярово добавил деревню Мурзиха в Лаишевском уезде, села Ахтай (Бураково) и  Левашево, а также деревню Лебедино в Спасском уезде. Деревню Мурзиха (Юкали), в последствии село Никольское, Змеев взял в зачёт долга в 20 рублей 5 алтын у Мурзы Аникеева.  Произошло это 30.11.1700 года. Это селение расположено на левом берегу Камы, напротив деревни Сорочьи горы. Село Ахтай (Бураково) или Богородское по названию храма, Никита Гаврилович купил с аукционного торга 30.05.1719 года. Ранее это село принадлежало Трофиму Михайловичу Буракову и было конфисковано у него за какие-то прегрешения. Село Левашево (Архангельское) на речке Сухой Курнали Никита Гаврилович выменял 9.11.1702 года у Ивана Борисовича Макарова, приплатив ему 50 рублей. Место это было тогда пустым, село Никита Гаврилович заселял и обустраивал сам. Пустую землю на речке Красной, на которой потом возникла деревня Новая Сластиха (Лебедино), Никита Гаврилович купил за 49 рублей 30.04.1723 года у новокрещёного татарина Ивана Савельевича Тимофеева из деревни Казыли. Государственные крестьяне из рядом расположенной деревни Старое Лебедино пытались доказать, что это их земля. Но кто тогда интересовался мнением крестьян? Земля осталась за тем, кто сильнее. После смерти Никиты Гавриловича в 1729 году все четыре имения вместе со Смолдеярово перешли во владения Толстых.

Никита Герасимович к своему имениям в Тевкечь (Девятово) и Новоцарево добавил имения в сельце Сокуры Лаишевского уезда и  селе Масловка Спасского уезда. Село Сокуры (Кадыш, Покровское) находится в 20 км к юго-востоку от Казани. После смерти отца Сокуры, как и Тевкечь, достались Андрею Никитичу Змееву. В 1730 году Андрей Никитич продал некоторое количество крестьян из деревень Тевкечь и Сокуры без земли Ивану Григорьевичу Левашеву. Однако эти крестьяне не были вывезены. Сверх того, отдал Андрей Никитич 2 крестьянские души в приданное своей дочери Екатерине, отданной в замужество за Александра Ахматова. После смерти Андрея Никитича Сокуры достались его сыновьям Никите и Ивану, а после их смерти Василию Ивановичу Змееву. Свою долю в этом селе получила также вдова Ивана Андреевича  - Анна Савишна. В справочнике Руммеля, Голубцова [5] сообщается, что после смерти первого мужа она дважды была замужем: сначала за Кондыревым, потом за Исаковым. Я могу уточнить, что последнего мужа звали Михаил Пахомович Исаков. Он был подполковником. Бедной Анне Савишне в в 1756/57 году пришлось похоронить и его. После этого она прожила ещё почти 20 лет. После смерти Василия Ивановича Змеева Сокуры перешли его двоюродному дяде - Сергею Фёдоровичу Змееву. Село Масловка (Богородское) Спасского уезда принадлежало Никите Герасимовичу, а после его смерти вместе с Новоцарево досталось Фёдору Никитичу Змееву. Потом  село наследовал Сергей Фёдорович Змеев.

Ивану Герасимовичу  при разделе родовых земель досталась  деревня Кишкильдеево (Змеево) Казанского уезда, часть земли в Рагозино, от которой он потом отказался, да пустошь Балахчи. Правда, он мог наследовать имения в других губерниях. Известно, что, когда 14.03.1683 года Ивану Герасимовичу была пожалована земля в Казанском уезде, на которой ныне находится деревня Кульсеитово (приход села Высокая гора), он заселял её крестьянами из своего имения в селе Егорьевское Нижегородского уезда. В том же 1683 году Иван Герасимович купил имение в деревне Бурцова той же губернии. Намного раньше, в 1649 году ещё царём Алексеем Михайловичем Ивану Герасимовичу была пожалована пустошь Чирпы из владения лаишевских половников (Половники - это крестьяне, которые нанимали землю не за деньги, а за долю полученного урожая.) Половники почему-то спохватились только через  14 лет, в 1763 году подали жалобу на незаконно отобранную землю, но было уже поздно. Пустошь закрепили за Змеевым, да ещё увеличили надел. В 1772 году он получил официальную грамоту на эту землю с царскою печатью. В 1679 и 1680 годах Иван Герасимович прикупил землю деревни Кадышева, смежную с Чиповской пустошью, у казанцев Степана Петрова и Любима Барсукова. И ещё кусок соседней земли выменял у Василия Фёдоровича Бутлерова на пустошь Балахчино. Собрав таким образом большой участок земли, устроил Иван Герасимович на этом месте село Чирпы, что существует до сих пор в Лаишевском районе. Оно расположено между речками Брысса и Чирпы. На Брыссе поставили мельницу, называемую Мутовкою. 9.12.1643 года Иван Герасимович приписал к своему имению в Чирпах так называемые Шалбинские луга, расположенные на левом берегу Камы по обе стороны речки Ибрыш и возле озера Шаблов. Кстати, во владении рода Змеевых (правда, неизвестно, какой ветви рода) были ещё Кокушкинские луга, расположенные на левом берегу Волги, в 7 верстах от Казани.  8.04.1692 года Иван Герасимович Змеев получил грамоту на владение землей в диком пустом поле на левом берегу Камы, где он создал село, называемое Змеево городище (Воскресенское). Принадлежало Ивану Герасимовичу и село Никольское, Полянки  Спасского уезда. Как и когда он его приобрел, неизвестно. В Спасском уезде было ещё одно село, принадлежащее этой ветви рода Змеевых - село Кадыкуль (Новоспасское). Оно было куплено у разных владельцев Андреем Ивановичем Змеевым в 1721-25 годах. Туда были переведены крестьяне А.И. Змеева из других имений. В Лаишевском уезде Андрей Иванович Змеев владел ещё селом Куркуль, которое позже стало называться Алексеевским. Досталось ли оно ему от отца или сам купил, то нам неизвестно. 3.05.1712 года он продал его ближнему боярину графу Петру Матвеевичу Апраксину.

После смерти Ивана Герасимовича все его имения были поделены между сыновьями - стольником Фёдором Ивановичем и бригадиром Андреем Ивановичем. В 1737 году Фёдор Змеев умер, Детей у него не было. По закону 1/7 часть его имущества была выделена вдове Параскеве Петровне. По раздельному акту 14.01.1738 года ей досталось имение в селе Полянки (Никольское). Сведения о Параскеве Петровне весьма противоречивы. В справочнике Руммеля, Голубцова и документе [5] сообщается, что она первым браком была за князем Хованским. Многочисленные источники из интернета в один голос утверждают, что Параскева Петровна урождённая Хованская была замужем первым браком (1705 год) за Степаном Ивановичем Барятинским, а за Змеева вышла где-то в 1713 году. Но все сходятся в одном - Параскева Петровна передала своё имение в Полянках внучке от первого брака Марии Новосильцовой, вышедшей замуж за Логина Ивановича Лихачёва. От последнего и пошла казанская ветвь этого рода, а Полянки в Спасском уезде прославились как имение нескольких поколений Лихачевых.

Основная часть имений Фёдора Змеева стала собственностью его брата - Андрея Ивановича Змеева. Но он тоже вскоре умер. После  смерти Андрея Ивановича в 1742 году 1/7 часть наследства отошла его вдове - Дарье Лаврентьевне, урожд. Загоскиной. Эту собственность в селениях Кульсеитово, Змеево городище, Чирпы, Кадыкуль, а также доставшуюся ей часть Шалбинских лугов она 17.12.1759 года продала Прокопию Акинфиевичу Демидову за 6800 рублей. Он же через через 13 лет, 1.06.1772 года продал все свои имения, в том числе и приобретенные от Дарьи Лаврентьевны, Александру Игнатьевичу Сахарову за 75000 рублей. С тех пор в перечисленных селениях часть земли и крестьян принадлежала  Сахаровым. Остальную 6/7 часть имений Андрея Ивановича Змеева наследовали его двоюродный племянник Сергей Фёдорович Змеев и двоюродный внук Василий Иванович Змеев. После смерти в 1743 году Василия Ивановича единственным владельцем стал Сергей Фёдорович Змеев.

Итак, мы видим, что к середине XVIII века из большого рода казанских Змеевых, в котором можно выделить 4 отдельных ветви, остался один человек - Сергей Фёдорович Змеев, собравший в свою собственность практически все имения трёх из четырёх ветвей рода. Кто же это такой - последний из рода Змеевых? 

Известно, что Сергей Фёдорович Змеев служил воеводой в Туринске. В 1742 году вышел в отставку в чине капитана и поселился в Казани. Где находился его дом, сказать трудно. Его дворовые люди в равной степени посещали две, довольно далеко расположенные церкви - храм Николы Тульского и храм Николы Ниского. Сергей Фёдорович, видимо, поступил на гражданскую службу, потому что в метрических книгах именуется коллежским асессором. Где-то в начале 50-х годов он получил чин секунд-майора. Жену Сергея Фёдоровича звали Анисья Иванова. Сергей Фёдорович умер  30 октября 1768 года в возрасте 62 года, о чём есть запись в метрической книге церкви Николая Чудотворца Ниского [11]. Если верить указанному возрасту, то родился Сергей Змеев примерно в 1706 году.

25 лет Сергей Фёдорович распоряжался наследством своего рода. Но с собой в могилу богатство не заберёшь, а детей у Сергея Фёдоровича не было. Наследники, естественно, нашлись, и война между ними разгорелась нешуточная. Вдове Анисье Ивановне в зачет её 1/7 доли перешли часть земли с крестьянами в Кульсеитово и в Масловке. Вдова эти имения продала. В Кульсеитово к 1864 году землей владел господин Веселов. Имение в Масловке было продано госпоже Обулдуевой, а от неё досталось её брату Андрею Петровичу Ниротморцову. На остальную часть наследства Сергея Змеева претендовало 4 человека: двоюродные племянницы Сергея Фёдоровича - девица Марфа Дмитриевна Кашкадамова и поручица Наталья Александровна Тверитинова, внучатый брат отставной прапорщик Алексей Дмитриевич Сиянов и правнучатая сестра Дарья Никитична Толстая.

Дарью Никитичну мы уже хорошо знаем. Алексей Дмитриевич Сьянов был внуком дочери Герасима Степановича, вышедшей замуж за кого-то из Сьяновых.  Их сын Дмитрий и внук Алексей Дмитриевич жили в деревне Сьяново (приход села Усады), имея во владении ещё несколько деревень в Казанской губернии. 

Марфа Дмитриевна Кашкадамова

Марфа Дмитриевна Кашкадамова - это дочь казанского помещика Дмитрия Степановича Кашкадамова. Он был женат на дочери Петра Никитича Змеева. Я могу с определенной долей уверенности назвать имя этой дочери, неизвестное до сих пор. Дмитрий Степанович Кашкадамов умер 23.08.1757 года в возрасте 52 лет, о чём есть запись в метрической книге храма Николы Тульского [12]. Именно в этом году в ряде приходов, где были имения Кашкадамовых, появилась помещица вдова Оксинья (Аксинья) Петрова Кашкадамова. Причём это имя, только под фамилией Змеева, ранее (1742-1744 гг.) было зафиксировано в таких "змеевских" селениях, как Кишкильдеево и Новоцарево, а также в деревне Починок (приход села Елань), которая позже числилась за Дмитрием Кашкадамовым (похоже, что эта деревня была дана в приданное Аксинье Петровне). Скорее всего, Аксинья Петровна ненамного пережила мужа, потому что уже в 1761 году всеми имениями Кашкадамовых владела девица Марфа Дмитриевна, которая была единственным ребенком в семье. Марфа Дмитриевна известна как жертвовательница на нужды Императорского московского воспитательного дома, созданного в 1763 году. В то время существовала традиция создания портретов людей, помогающих сиротам этого дома. Эти портреты часто писали знаменитые художники. Хранился там и портрет Марфы Дмитриевны Кашкадамовой, выполненный неизвестным художником примерно в 1760-1770 годах. Этот портрет был выставлен на Таврической выставке 1905 года. Где находится сейчас, неизвестно. Кстати, другим щедрым спонсором этого воспитательного дома был Прокопий Акинфиевич Демидов.

Сложнее разобраться с Натальей Александровной Тверитиновой, двоюродной племянницей Сергея Фёдоровича Змеева. Тверитинова - это её фамилия по мужу. Судя по отчеству, она дочь какой-то двоюродной сестры Сергея Фёдоровича, скорее всего, Екатерины, дочери  Андрея Никитича Змеева, вышедшей замуж за Александра Ахматова. Капитан Александр Иванович Ахматов владел крестьянами в деревне  Красенская (приход села Крылай). Позже там помещиком был Гаврила Васильевич Тверитинов. Видимо, он и был мужем Натальи Александровны.

Ну, всё, с родственниками разобрались. Продолжим рассказ о наследственном споре. В документе [10] сообщается, что по решению Государственной вотчинной коллегии все имущество Сергея Фёдоровича Змеева за исключением доли Анисьи Ивановой перешло Дарье Никитичне Толстой, и 30.10.1769 года был заключен разделительный акт между вдовой Змеевой и Толстыми. Логику в таком решении уловить трудно - единственным наследником оказался самый дальний из родственников, да ещё девица (в XVIII веке русские дворянки немного имущественных прав имели).  Алексею Дмитриевичу Сьянову отказали. Он с горя продал свою предполагаемую долю наследства Александру Игнатьевичу Сахарову за 2000 рублей. Тот возобновил процесс, и рассмотрение дела продолжалось ещё 9 лет. Сахарову не повезло, потерял он свои две тысячи напрасно. Получили ли что-либо другие участники спора, неизвестно, в архивном деле [10] об этом ничего не сказано. Попробуем разобраться сами.

В 1771-73 гг. Наталья Александровна Тверитинова, уже вдова, владела крестьянами в Сухарево, Красенская тож (29 д.), Сокуры (10 д.), Тевкечь, Девятово тож (45 д.), Новоцарево (22д.), всего 106 крепостных душ [13]. Судя по этому списку, какую-то часть наследства Змеевых она всё же получила. Марфы Дмитриевны Кашкадамовой в списке казанских дворян 1771-73 гг. [13] нет. Зато есть интересное сообщение о помещике Александре Николаевиче Зубове. В обширном списке казанских владений А.Н. Зубова есть такие селения, как Естачи, Бирюли, Байтеряково, Мелничный Починок (приход села Елань), Садилово - бывшие имения Дмитрия Степановича Кашкадамова, так и селения из списка змеевских владений - Тевкечь-Девятово, Сокуры, Кишкильдеево. Около  некоторых из них приписано "от Кашкадамовой". В конце Д.А. Корсаков добавляет: "Перед перечислением имений Александра Николаевича Зубова помещена следующая отметка - Зри девицу Марфу Кашкадамову. Марфу при переписи показать здесь". Ситуацию в некоторой степени проясняет запись: "Всего 785 душ, в том числе конфискатных 250 душ, воспитательного дому 535 душ." Всё это указывает на то, что Марфа Дмитриевна тоже получила часть змеевского наследства и отдала его вместе со всем своим отцовским наследством для устройства московского воспитательного дома. Очень интересно, какова дальнейшая судьба этой удивительной женщины?*

Подавляющая часть наследства рода казанских Змеевых досталась Василию Борисовичу Толстому. Согласно списку из источника [13], Толстые владели крестьянами в селениях Змеево городище, Масловка, Чирпы, Смолдеярово, Мурзиха, Змеево (Кишкильдеево) и Девятово (Тевкеч) и др.  Чем объяснить такую везучесть Василия Борисовича - покровительством высших сил или собственным умением получать наследства, сказать трудно. Только собрала эта семейная пара собственность четырёх родов - Толстых, Зелёных, симбирских и казанских Змеевых и стала одной из самых богатых семейств Казанской губернии - 2585 душ крепостных.

 

*Марфа Дмитриевна Кашкадамова умерла примерно в 1770 году. Именно с этого года в метрических записях появилась приписка около её имени "покойная" и "бывшая". В более поздних метрических книгах имения Кашкадамовых числились за Императорским воспитательным домом, а ещё позже за Александром Николаевичем Зубовым.

Наталья Александровна Тверитинова умерла в возрасте 52 года 28.04.1786 г. , отпевалась в Богоявленской церкви г. Казани (ф.4, оп.2, д.90, л.21)

** Прасковья, жена Никиты Гавриловича Змеева, была дочерью Михаила Баринова.

  1. ЯкорьПисцовая книга Казанского уезда Дмитрия Кикина (1561-62 гг.)
  2. ЯкорьПисцовая книга Казанского уезда 1647-1656 годов". Сост. И.П. Ермолаев, Д.А. Мустафина. - М.: Изд. центр Ин-та рос. истории РАН, 2001 // цит. по https://сувары.рф/ru/content/piscovaya-kniga-kazanskogo-uezda-1647-1656-godov
  3. ЯкорьСписок с переписных Казанских книг письма и дозору Тимофея Бутурлина да подьячего Алексея Грибоедова 154-го (1646-47) году"// РГАДА, ф.1209, оп.1, д.6445// цит.по  https://rodnaya-vyatka.ru/censuses/rgada-1209-1-6445/3360612
  4. ЯкорьП. Мартынова "Селения Симбирского уезда", Из-во Симбирской губернской ученой архивной комиссией, 1903, с.170-176  // https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_003714413/
  5. ЯкорьРуммель В.В., Голубцов В.В. «Родословный сборник русский дворянских фамилий», С-Петербург, 1886, том 1, с.302-328
  6. ЯкорьЗапись дьяка Василия Ушакова и его падчерицы Федосьи, дочери казанца Петра Степановича Змеева о возвращении её с приданным к деду Степану Ивановичу Змееву, 20.05.1647 г. // ГАРТ, ф.191, оп.1, д.156
  7. ЯкорьЧелобитная казанца Никиты Змеева в Приказ Казанского дворца  о даче ему взамен утерянной грамоты в Казань о примерной земле такой же новой грамоты, не ранее 2.08.1681 г. // ГАРТ, ф.191, оп.1, д.144
  8. ЯкорьЧелобитная в Приказ Казанского дворца Никиты Гаврилова сына Змеева об "учинении указа" в Казани о захвате выморочных земель и крестьян его отца в селе Смолдеярово Казанского уезда казанцем Фёдором Змеевым, около 1682 г.  // ГАРТ, ф.191, оп.1, д.145
  9. ЯкорьЧелобитная недоросля казанца Никиты Гаврилова сына Змеева в Приказ Казанского дворца о не даче выморочного поместья своего отца в деревне Булгак, Рагозино тож Казанского уезда казанцу Фёдору Иванову сыну Змееву, 1682 г. // ГАРТ, ф.191, оп.1, д.147
  10. ЯкорьИсторическое описание имения рода Василия Борисовича Толстого на 73 листах // ГАРТ, ф.1211, оп.1, д.1 // https://repo.kpfu.ru/jspui/handle/net/5244
  11. ЯкорьМК за 1768 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.58, л.13
  12. ЯкорьМК за 1757 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.37, л.46
  13. Корсаков Д.А. «Сборник материалов по истории Казанского края в XVIII в.», Казань, 1908

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх