Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

Ещё раз о Дунаевых и их потомках

Л.В. Бронская

 

Опубликованный на сайте рассказ о семье Дунаевых попался на глаза представительнице этого рода – Ларисе Владимировне Бронской. Она является прямым потомком Ивана Ивановича Дунаева и сохраняет в своем архиве много документов и семейных фотографий. Вот, что она нам рассказала:

 

 

«Сведения о моих предках почерпаны из документов, хранящихся в архиве Российской истории, Национальном архиве Татарстана и архиве Казанского университета. Историю моего рода начинаю с описания жизни Ивана Ивановича Дунаева, родившегося в 1788 г. в Ярославской губернии в семье священнослужителей.

26 февраля 1842 г. в Казанском Дворянском Депутатском собрании рассматривался вопрос о потомственном дворянстве отставного статского советника Ивана Ивановича Дунаева. Им были представлены следующие документы:

1) Подлинный патент, данный ему в 1831 году №321 с подтверждением Правительствующего Сената, из которого видно, что И.И. Дунаев, служивший коллежским советником, 18.10.1833 г. Всемилостивейши был пожалован в статские советники.

2) Подлинный паспорт об отставке И.И. Дунаева, данный 25.06.1841 г. №1712 из правления Императорского Казанского университета. Последний документ позволяет проследить весь служебный путь Ивана Ивановича и узнать состав его семьи.

Статский советник И.И. Дунаев, бывший ординарный профессор технологии в Казанском Университете, непременный заседатель Правления Университета и кавалер орденов Равноапостольного князя Владимира 4-ой степени и Святой Анны 3-го класса, происхождением  из духовного звания, православного вероисповедания имел в 1841 году 47 лет от роду, был женат и имел 5 детей: Владимира 6-ти, Надежду 10-ти, Веру 8-ми, Александра 3-х и Михаила 2-х лет. За ним числилось благоприобретенных 10 крепостных душ и за женой родовых 53 души.

В 1798 году он поступил в Ярославскую семинарию, в 1806 году окончил обучение в ней и поступил студентом в С-Петербургский педагогический институт. По окончанию полного курса в нём определён 27 февраля 1811 г.  в действительную гражданскую службу при Казанском университете со званием магистра химии и технологии. В том же 1811 году утверждён адъюнктом при кафедре химии, также ему было поручено исправление должности фактора (управляющего технической частью) университетской типографии; на этой должности он трудился до 1815 года. И.И. Дунаев до 1818 года исполнял также должность секретаря цензурного комитета, был избран членом комитета для составления ученых (научных) исследований. За эту работу ему была объявлена благодарность в 1816 году. С 1818 по 1822 г. Иван Иванович был начальником университетской типографии.

В звании экстраординарного профессора химии и металлургии Дунаев был утверждён в 1821 году. В надворные советники произведен в 1822 году со старшинством в 1819 году, в непременные заседатели избран и вступил в исправление должности в 1822 году. В 1823 году утверждён ординарным профессором технологии.

В награду отличных трудов и усердия в службе Всемилостивейши пожалован кавалером ордена Св. Анны 3-го класса в 1824 году, награждён чином коллежского советника в 1828 году со старшинством времени выслуги в прежнем чине указанного срока, т.е. в 1826 году. За усердие и труды, оказанные в действиях к прекращению в Казани болезни холеры, пожалован кавалером ордена Св. Равноапостольного князя Владимира 4-ой степени в 1831 году. Пожалован в статские советники в 1833 году со старшинством с 1832 года.

Согласно прошению уволен от службы по Университету с мундиром и пенсией по 2000 рублей в год в 1837 году. В походах, сражениях, штрафах, под судом и в отставке не был. Аттестован способным и достойным. 

На основании прошения И.И. Дунаева и поданных в 1841 году документов Казанским Дворянским Депутатским собранием было принято решение о неопровержимом праве И.И. Дунаева на потомственное дворянство и о внесение его и его детей в 3-ю часть Дворянской родословной книги.»

У нас появилась возможность уточнить имена детей Дунаевых, указанных в первом рассказе о Дунаевых. В вышеописанном прошении от 1841 года указано 5 имен: Надежда, Вера, Владимир, Александр, Михаил. Уже можно понять, что 1) 24.05.1833 г. родилась не дочь Александра, а сын с таким именем, 2) Иван, родившийся 21.06.1840 г., умер в младенчестве. В исповедной ведомости Варваринской церкви за 1853 год [1] перечислены Надежда 23 лет, Вера 23 лет, Софья 11 лет и Александр 19 лет. Владимир к этому времени уже был взрослым и жил отдельно от семьи. В исповедной ведомости следующего года [2] в списке нет и Александра. Возможно, он тоже уехал куда-нибудь учиться. А вот отсутствие Михаила в исповедных ведомостях 1853-54 гг. связано, очевидно, со смертью мальчика.

Исповедные ведомости 1853-54 гг. позволяют также уточнить год рождения Александры Григорьевны Дунаевой: в 1853 г. указано 49 лет, в 1854 – 50 лет, т.е. она родилась примерно в 1804 году. В 1855 году Александра Григорьевна, как уже сообщалось, умерла. В исповедной ведомости Варваринской церкви 1857 года [3] фиксируются лишь имена девиц Дунаевых - 27-летней Надежды и 26-летней Веры. София Дунаева обнаружена в исповедных ведомостях Александровского храма Родионовского института благородных девиц. В 1857 году она училась во 2 классе, а в 1858 г – в 3-ем.

Кстати, оказалось, что Дунаевы жили в Казани не в собственном доме, а снимали квартиру. В 1853 году указан дом чиновника Пухова, в 1854 – дом Ворожцова, а в 1857 году – дом Зиманова под №32.

Вернёмся к рассказу Ларисы Владимировны Бронской:

«Владимир Иванович Дунаев как старший сын в семье Дунаевых явился продолжателем дел отца и поступил в Казанский университет. 

В.И. Дунаев в 1853 г.
(из личного архива Л.В. Бронской)

После окончания курса наук 4 марта 1853 года он был удостоен звания лекаря и 26 апреля того же года определён на службу в конноартиллерийскую 18 батарею Оренбургского казачьего войска. Уже 19 июня занял должность младшего ординатора Оренбургского военного госпиталя, а в мае 1854 года переведён на место врача в Оренбургский линейный батальон №1. В этот период, с 1853 по 1856 год, принимал участие как военный врач-хирург в Крымской войне. В 1856 году его перевели в Казанский батальон военных кантонистов.

9 сентября 1858 г. Владимир Иванович был произведён в титулярные советники со старшинством, затем в коллежские асессоры со старшинством. Военно-медицинским департаментом определён врачом в резервный батальон г. Житомира, позже, 13 октября 1859 г., был командирован в Казанский военный госпиталь для усовершенствования в хирургии при Казанском университете и сдачи экзамена на степень доктора медицины. В 1860 году по распоряжению военно-медицинского департамента В.И. Дунаев был отправлен к месту своей службы в бывший 4-й резервный батальон, в 1865 году перемещен врачом в артиллерийскую бригаду Киевского военного округа, в 1866 году занял должность старшего врача в 129-м Бессарабском пехотном полку.

Владимир Иванович был награждён в 1866 году орденом Св. Анны 3-ей степени и произведен в надворные советники со старшинством. 24 июня 1870 года получил ещё один орден – Св. Станислава 2-ой степени, а 25 апреля того же года произведён за выслугу лет в коллежские советники со старшинством. Высочайшим приказом от 25 октября 1870 г. уволен от военной службы и 26 мая 1871 г. утверждён старшим врачом Пермской губернской Александровской земской больницы.  В отставке с 15 мая 1873 г.

Как вытекает из формулярного списка, Владимир Иванович имел следующие награды:

1) орден Святого Станислава 2-ой степени 

2) орден Святой Анны 3-ей степени 

3) бронзовые медали в войне 1853-1856 гг.

4) бронзовые медали за усмирение польского мятежа 1863 – 1864 гг.

Владимир Иванович Дунаев был женат на дочери надворного советника Надежде Николаевне Юферовой, их дети:

Н. Н. Юферова в 50-е годы (из личного архива Л.В. Бронской)

Сергей 24 сентября 1858 г.р.

Иван 16 января 1860 г. р.

Семён 3 февраля 1861 г.р.

Александр 10 марта 1863 г.р.

Николай 31 марта 1865 г. р.

Мария 26 апреля 1867 г.р.

Нил 16 сентября 1870 г.р.

Христофор 1880 г.р.

 

В.И. Дунаев скончался осенью 1880 г. через полгода после рождения моего деда Христофора.»

Жена Владимира Ивановича Дунаева – Надежда Николаевна была дочерью Николая Осиповича Юферова (1799 – 18.01.1864), одного из  любимых учеников Н.М. Лобачевского. О нём Лариса Владимировна рассказала следующее:

«В 1839 году по указу Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского в Казанском Дворянском депутатском собрании рассматривались доказательства права на дворянство коллежского асессора Николая Осиповича Юферова. Он предоставил следующие документы:

1) Подлинная грамота, данная в 1827 году №428 из капитула Российских императорских и царских орденов, из которой следует, что титулярный советник, старший учитель 2-ой казанской гимназии Юферов Всемилостивейше пожалован в 1837 году указом, капитулу данным, кавалером императорского и царского ордена Святого Станислава 4-ой степени.

2) Формулярный список о службе Н.О. Юферова, датированный 1832 годом и подписанный директором училищ Вятской губернии, коллежским советником Полиновским. Там сообщалось, что коллежский советник и кавалер ордена Св. Станислава 4-ой степени Н.О. Юферов, инспектор Вятской гимназии, 40 лет, из обер-офицеров, не имеет недвижимого имущества, а за женой его числятся родовые 38 душ мужского пола в сельце Сюльмень, Якшино тож Лаишевского уезда Казанской губернии. 

По окончанию курса наук в Казанском университете и надлежащего испытания Советом университета Н.О. Юферов был удостоен в 1819 году степени студента кандидата физико-математических наук, в 1820 году утверждён учителем математического класса в звании кандидата по физико-математическому отделению. После вторичного испытания в том же году утверждён министром народного просвещения в звании кандидата по физико-математическому отделению. Сначала Юферову был поручен средний французский класс в гимназии без жалованья, потом он был определён учителем среднего математического класса. В 1821 году Николаю Осиповичу было поручено преподавание алгебры и геометрии в Университете студентам 10-го разряда врачебного отделения, и тогда же он по причине отсутствия ординарного профессора прикладной математики преподавал и оную. В 1822 году, пройдя очередное испытание, Юферов был утверждён магистром физики и математики, от должности учителя французского языка уволен, в том же 1822 году утверждён учителем высшего математического класса в Казанской гимназии. В 1823 году стал членом Совета казанской гимназии, с 1824 по 1825 был секретарем этого Совета. В 1826 году занимал должность учителя среднего математического класса без жалованья. В 1829 году Всемилостивейше был удостоен награждения в 400 рублей за усердную службу. В 1835 году при преобразовании гимназии по уставу 1828 года утверждён старшим учителем в высшей части математики и физики в 1-ой казанской гимназии. Получил чин титулярного советника со старшинством во времени определения его, то есть в собственной должности в 1826 году, пожалован знаком отличия за хорошую многолетнюю беспорочную службу в том же году. По собственному желанию начал преподавать в 1837 году математическую географию без жалованья. Всемилостивейше пожалован орденом Св. Станислава 4-ой степени в том же году. От преподавания лекций в Университете уволен по случаю преобразования оного по новому уставу с выдачей единовременного пособия в 400 рублей в 1837 году. Определён инспектором Вятской гимназии с выдачей пособия 500 рублей в том же году. Всемилостивейше пожалован чином коллежского асессора со старшинством от 1836 года. В 1838 году Юферова уволили.

В походах, штрафах, под судом, отпусках и отставках Юферов не бывал. Аттестован весьма способным и достойным. К моменту 1839 года Николай Осипович был женат и имел сына Петра 2 лет.

Коллежский асессор Юферов просил Казанское дворянское депутатское собрание рассмотреть представленные доказательства его дворянства и внести его и его сына Петра в Родословную дворянскую книгу и выдать ему дворянскую грамоту, а сыну копию о дворянском происхождении, причем присовокупить, что сын его родился в Казани в 1836 году 5 октября в приходе церкви Великомученицы Варвары, что подтверждено справкой из Казанской консистории от 2 марта 1839 года за №1032.»

Прервав рассказ Ларисы Владимировны, хочу привести данные из метрических книг Варваринской церкви. Николай Осипович и Марья Петровна Юферовы проживали в Казани в Академической слободе и были прихожанами Варваринской церкви [4]. Здесь они крестили своих детей: Василия (28.12.1828), Анну (24.03.1830), Елену (3.04.1831), Сергея (26.06.1832), Поликсену (10.10.1833), Александру (15.01.1835), Петра (5.10.1836). Как мы видим, дети у них рождались практически каждый год, но с такой же частотой умирали. Анна умерла пятимесячной 22.08.1830 г., лишь 4 месяца прожила Поликсена (ум.13.03.1834 г.).  Сергей умер в двухлетнем возрасте (3.05.1834 г.). В 1835 году Юферовы потеряли сразу двух детей – Василия и Елену. Видимо, умерла и Александра, раз о ней не сообщает отец в своем прошении.  Из 7 детей, родившихся в Казани до отъезда в Вятку, остался один Пётр. В эти же годы Николай Осипович потерял своих родителей. Отец – титулярный советник Иосиф (Осип) Яковлевич Юферов умер 24.02. 1830 г. в возрасте 64 года. Его жена Прасковья Васильевна умерла ещё раньше – 25.03.1825 г, ей было 56 лет. У Николая Осиповича была родная сестра Прасковья, младше его на три года; судьба её пока неизвестна.

Имена Юферовых обнаружены также в исповедных ведомостях 1847 и 1848 годов [5]. Они тогда жили где-то в Богоявленском приходе. В 1848 году Николаю Осиповичу было 50 лет, его жене Марии Петровне 37 лет (1811 г. рожд.). Кроме сына Петра в списке семьи ещё три ребенка: 8-летняя Надежда (1840 г. рожд.), 6-летний Николай (1842 г. рожд.) и 4-летняя Клавдия (1844 г. рожд.).

«Прошение Н.О. Юферова было удовлетворено, его род был внесён в 3-ю часть Дворянской родословной книги Казанской губернии. До бракосочетания Владимира Дунаева и Надежды Юферовой тогда ещё было далеко. Надежда родилась позже, видимо, в Вятке, где отец служил в должности инспектора гимназии. Но в Казани их отцы были хорошо знакомы, работали в одном университете, рядом жили. Видимо, связь между семьями сохранилась и после смерти родителей Владимира Ивановича.

Владимир и Надежда поженились 10 ноября 1857 года. К этому моменту, несмотря на свой молодой возраст, Владимир Иванович был вполне сформировавшейся личностью, пережившей все тяготы Крымской войны 1853-56 гг., одной из многих тяжелых для России войн, когда против неё выступали объединённые страны Европы, лелея мечту оторвать лакомый кусок нашей земли - Крым и Новороссию. В 1856 году, имея огромный опыт полевой хирургии, Владимир Иванович вернулся в Казань, получив направление на службу в Казанский батальон военных кантонистов. Но в Казани Дунаевы прожили недолго, Владимира Ивановича, как военного врача, постоянно переводили с одного места службы на другое. По-видимому, не всегда он мог брать с собой жену, тем более, что семейство становилось с каждым годом всё больше. Но наконец в октябре 1870 года глава семейства вышел в отставку, и Дунаевы осели в Перми, где Владимир Иванович получил должность старшего врача в губернской земской больнице. Но проработал он там недолго, уже в мае 1873 года выйдя в отставку. Где и как жили Дунаевы в последующие 7 лет, до смерти Владимира Ивановича в 1880 году, данных нет. Известно только, что в эти годы родился самый младший ребенок в семье – Христофор, о потомках которого и пойдёт дальше речь.

Видимо, уже в 1881 году Надежда Николаевна с детьми вернулась в Казань. Напомним, что их у неё было 7: Сергей (23 г.), Иван (21 год), Семён (20 лет), Александр (17 лет), Николай (16 лет), Мария (14 лет), Нил (11 лет) и Христофор (1 год). По семейному преданию, единственная в этом списке девочка Мария позже, в 20-летнем возрасте, покончила жизнь самоубийством, о причинах которого сейчас ничего неизвестно.

У меня имеется копия дела из канцелярии директора 3-ей казанской гимназии, датированного 1881 годом, о принятии в гимназию Нила Дунаева. Но уже в 1884 году Надежда Николаевна, ссылаясь на жизненные обстоятельства, решила забрать документы Нила и просила выдать их на руки обучающемуся в той же гимназии в 5 классе сыну Николаю. Николай Дунаев тоже не смог завершить обучение в гимназии. По официальной версии, его отчислили за неуспеваемость. Что произошло на самом деле, и с чем связана неуспеваемость, не совсем понятно. Ясно, что Надежде Николаевне пришлось поволноваться за образование и судьбу своих младших сыновей. Где учились старшие сыновья, пока сведений нет.

К моменту возвращения в Казань, самый старший из сыновей – Сергей был уже женат и имел дочь Наталью. В 1886 году на средства Надежды Николаевны и жены её сына Сергея было куплено только что построенное имение «Старое Якшино»  в Лаишевском уезде в селе Емельяново (Видимо, была куплена усадьба, дом в деревне Старое Якшино, где  у родителей Надежды Николаевны была земля в собственности и до 1861 года крепостные крестьяне). Согласно архивной справке, Надежда Николаевна Дунаева, вдова коллежского советника, владела 260 десятинами земли в деревнях Старое Якшино и в село Тевкечь (Среднее Девятово).

В Старом Якшино семья наконец обрела покой, сплотившись вокруг Надежды Николаевны. Эти счастливые дни запечатлены на нескольких сохранившихся фотографиях.

В другой подборке собраны снимки окрестностей имения Дунаевых, храмы, сценки сельской жизни, а также фотографии картин Х.В. Дунаева, на которых он писал родные пейзажи.

Надежда Николаевна Дунаева умерла 22 августа 1917 года, была отпета в храме с. Никольское [6] и, видимо, там и похоронена.

После смерти отца заботу о матери и младших братьях взял на себя старший сын Сергей Владимирович Дунаев. Он окончил 1-ю казанскую мужскую гимназию и затем, в 1882 году, медицинский факультет Казанского Императорского университета, получив звание врача и разрешение вести частную практику. Начал свою профессиональную деятельность Сергей Владимирович в Пермском крае, а после переезда в Старое Якшино построил в селе Емельяново амбулаторию и больницу, где вёл приём больных. Сохранились фотоснимки этих зданий. Это бревенчатые дома рядом с селом, что по тем временам было вполне основательно. Сергей Владимирович принимал активное участие в работе Дворянского собрания Лаишевского уезда. Особенно большое внимание он уделял борьбе с пьянством. Думая об этом периоде жизни Сергея Владимировича, вспоминаю А.П. Чехова, тоже земского врача по профессии, его терзания и сомнения, но всегда добросовестное исполнение своих врачебных обязанностей. В 1904 году в связи с началом русско-японской войны С. В. Дунаев был мобилизован на фронт. В 1904-1905 гг. был в театре военных действий в качестве сначала полкового, а потом госпитального врача 54-ой пехотной дивизии. После войны Сергей Владимирович был избран в Государственную думу 2-го созыва от землевладельцев Лаишевского уезда. По политическим убеждением он был кадетом. В 1907 году Дунаев вновь был избран в Государственную Думу 3-го созыва от Казанской губернии, состоял членом комиссии по борьбе с пьянством. В 1916 году Сергей Владимирович умер.

Наталья Сергеевна Дунаева
(из личного архива
Л.В. Бронской)

Как звали жену Сергея Владимировича, семейная память не сохранила. Известна лишь имя их дочери, родившейся примерно в 1883 году - Наталья.  В семейном архиве сохранились её фотографии.

Об Иване, Семене, Александре и Николае Дунаевых практически ничего неизвестно. Знаю о сыне Николая Владимировича, осевшего после революции и гражданской войны в Харбине и расстрелянного там в 1936 году сотрудниками НКВД. Известно, что у Александра Владимировича Дунаева были дочери, которые вышли замуж и сменили фамилию; их потомки неизвестны.

Нил Владимирович Дунаев
(из личного архива
Л.В. Бронской)

Несколько больше информации о Ниле Владимировиче Дунаеве. Он уже в 16 лет начал жить самостоятельно. Обосновался в Казани, профессию выбрал в области строительства и архитектуры. В этот период в Казанской губернии был бум строительства дворянских усадеб, так как многие дворяне охотно переселялись в этот благодатный край с хорошей природой и климатом. Знаю, что Нил Владимирович, имея приличный заработок, имел свой дом в центре Казани, где его посещали братья, особенно часто мой дед Христофор. У него было четверо детей, старшую дочь звали Еленой (1902 г. рождения). Жена Нила Владимировича увлекалась театром, работала в театре как актриса. После развода она уехала в Москву. Поводом для развода послужила измена с гувернанткой, воспитывающей детей Дунаевых. В дальнейшем Нил Владимирович женился на этой гувернантке, и у них родилось ещё 4 детей. Во время революции и гражданской войны Нил Владимирович потерял работу, впал в уныние и умер в 1920 году от тифа.

Мой дедушка Христофор Владимирович Дунаев был очень близок со своим братом Нилом. Учась в Казанской художественной школе, он часто бывал у него в доме. Первая Мировая война и последующие революционные события разлучили их. Христофор потерял связь со всей своей семьей и свой родной дом в Старом Якшино. В первые годы установления советской власти он предпринимал попытки найти Нила Владимировича, но с каждым годом это становилось всё опаснее. Всю свою оставшуюся жизнь дедушка горевал о потере близких и особенно о том, что ничего не знает о их судьбе. Поиски удалось продолжить только мне, внучке, когда стало можно вспоминать потерянных родственников и более того, посылать запросы в различные ведомства. Эти запросы результатов не дали, и я пошла другим путём – разместила на сайте информацию о художнике Х.В. Дунаеве, в том числе и его работы, сделанные в период австро-венгерского плена в 1916-1918 гг. И случилось чудо: в один из дней 2021 года мне позвонил Владимир Наумов, правнук Нила Владимировича Дунаева. Его бабушка Елена Ниловна когда-то рассказывала о своем дяде художнике Христофоре Дунаеве, попавшем в австро-венгерский плен. Эти рассказы и сыграли решающую роль: спустя более 100 лет потомки Дунаевых нашли друг друга. Подтверждаю это совместной фотографией.

Встреча потомков Дунаевых 2022 год (из личного архива
Л.В. Бронской)

 

Христофор Владимирович Дунаев
(из личного архива
Л.В. Бронской)

Продолжу свой рассказ историей жизни моего деда Христофора Владимировича Дунаева. В 1900 году он окончил реальное училище при Казанской художественной школе, а затем, с 1900 по 1905 г. обучался в самой этой школе. Продолжить образование решил в Санкт-Петербургской академии художеств, поступил в класс И.Е. Репина. Но возникли трудности с деньгами, так как старший брат Сергей находился в это время на русско-японской войне и не мог помочь материально. Тогда Христофор сначала взял академический отпуск и устроился работать, а когда отпуск продолжить не разрешили, перевелся в Высшее художественное училище при Академии художеств, учёбу в котором можно было совмещать с работой. По окончании училища Христофор Владимирович получил лицензию, дающую право преподавать в гимназии. Первым местом его работы после окончания училища была Самарская гимназия. В 1911 году Христофор Владимирович принял участие в съезде художников в Санкт-Петербурге.

В самом начале Первой мировой войны Христофор Владимирович был мобилизован в армию. Попал в австро-венгерский плен и провел несколько лет в лагерях для военнопленных в Терезенштадте и Рейшенберге. События этого периода он как журналист от живописи запечатлел в рисунках, акварелях, пастелях, фотографиях и даже в одной этюд-картине маслом. Всё это по сей день хранится в семье, неоднократно выставлялось и вызывало большой интерес зрителей. Работы Х.В. Дунаева были в музеях г. Казани и Энгельса, 13 акварелей и 3 фото времен австро-венгерского плена находятся сегодня в Государственном Историческом музее России. Христофор Владимирович был членом Союза художников немцев Поволжья, ежегодно принимал участие в выставках, имел персональные выставки в г. Саратове.

Гимназистка Антонина Рамбургер  г. Самара
(из личного архива
Л.В. Бронской)

Но это всё позже, а тогда, после возвращения из плена в 1918 году Христофор Владимирович приехал в Старое Якшино. Но никого из семьи там не было, и никто не мог ему рассказать, что случилось с родными. В его родном доме разместился деревенский клуб. Христофор Владимирович взял свои картины, по одной вещи на память о каждом члене семьи и уехал к своей невесте Антонине Фёдоровне (Фридриховне) Рамбургер в город Екатериноград (позднее Марксштадт). Антонина 1896 г. рождения была его ученицей. Он всё время своего плена поддерживал с ней связь, посылая ей письма и открытки. Антонина знала, что он жив и где находится, ждала его. Они поженились в 1918 году. Жизнь даже в такой глуши, как Немецкая автономная республика, не была спокойной. В 1919 году Христофора Владимировича мобилизовали в Красную армию, но после контузии комиссовали. В 20-е годы им пришлось пережить и холеру, и страшный голод, нормальных условий для жизни и работы в те годы не было.

Христофор и Антонина Дунаевы в день свадьбы 1918 г.
(из личного архива
Л.В. Бронской)

Антонина Фридриховна была из семьи барона, перебравшегося когда-то в Россию из Германии. «Неправильное» происхождение мешало девушке получить высшее образование. Антонина работала в школе, преподавала русскую литературу. Принимала активное участие в борьбе с неграмотностью. В педагогический институт её приняли только, когда в институте начала учиться её дочь Нина, родившаяся у Дунаевых в 1921 году. Педагогика была призванием Антонины Фридриховны, работала она всегда с огромным удовольствием и самоотдачей. Во время Отечественной войны 1941-45 гг. Антонина Фридриховна была награждена медалью «За доблестный труд», а в 1949 году – орденом Ленина за просветительскую преподавательскую деятельность.  В 1953 году органы НКВД начали проверку биографии награжденной. И когда выяснилось, что она немка по происхождению, от Антонины Фридриховны отвернулись и коллеги, и ученики. Она очень сильно переживала, через три дня у неё случился инсульт, оказавшийся смертельным. Христофор Владимирович после плена до конца своей жизни болел туберкулёзом, умер в 1957 году.

Семья Х.В. Дунаева
(из личного архива Л.В. Бронской)

Моя мама – Нина Христофоровна Дунаева, родившаяся в 1921 году, окончила Саратовский медицинский институт. Получив диплом в 1942 году, она отправилась на фронт. Ей было всего 21 год. Попала сразу на передовую, в батальон связи. Командовал этим батальоном Владимир Григорьевич Бронский. Так они познакомились и вместе прошли всю войну. Сохранилась единственная совместная фотография военного времени. 

Владимир и Нина Бронские (из личного архива Л.В. Бронской)

В 1945 году, уже с германской границы Нина Христофоровна была вынуждена вернуться домой, чтобы родить мою старшую сестру Наталью. В 1948 году родилась я, Лариса.

После смерти Антонины Фридриховны в 1953 году семья решила перебраться на юг. Болезнь отца и мужа, двое маленьких детей – всё легло на плечи Нины Христофоровны. В 1957 году она купила дом на снос в Сочи. Тогда в городе было много частных домов, «хрущёвки» ещё только начинали строить, и они считались престижным жильем. Солнце, тепло и море не смогли решить проблемы со здоровьем родных: в 1957 году скончался Христофор Владимирович, а в 1961 год – Владимир Григорьевич. Мамочке пришлось тяжело поднимать нас маленьких «на ноги», обучать в других городах, так как в Сочи были только санатории, всё для здоровья, но не для обучения и работы. Мама работала врачом в поликлинике, и не в одной, консультировала в санатории. Делала всё, чтобы мы были сыты и хорошо учились. Свою работу она любила, жила ею. Работа была её отдушиной, спасением в этой жизни. Нина Христофоровна постоянно повышала свою квалификацию, ездила для этого в другие города. В 1980 году мама переехала к нам в Москву, где мы с сестрой уже жили и работали. Но и здесь, будучи пенсионером, она пошла работать в поликлинику, где трудилась до своей смерти в 2002 году.

В.Г. Бронский
(из личного архива Л.В. Бронской)

Хочу рассказать и о своём отце – Владимире Григорьевиче Бронском. Он был греческого происхождения, прожил недолгую жизнь, всего 50 лет, наполненную войнами. Владимир Григорьевич был кадровым военным. Воевал с бандитами на южных границах СССР, был разведчиком в Иране, начало Отечественной войны встретил в Средней Азии. Прошел всю Европу, в 1945 году отпраздновал победу в Берлине. Заслуженно получил боевые награды – 5 орденов и 5 медалей. Полковник, командир батальона связи. Если вспомнить, что связь в военные годы была проводной, то станет понятно, что это была за служба: в снегу, в грязи, а любую погоду, при любой боевой обстановке. Такая нагрузка и ранения дали знать о себе сразу после 1945 года. Заболевание почек тогда не лечилось. Врачи давали от 7 до 10 лет жизни. Отец прожил семь.

Н.Х. Бронская
(из личного архива Л.В. Бронской)

Мама, воспитывая нас, всегда твердила нам о том, что знания – это главное в жизни. И не только говорила, но показывала нам это своим примером, своим собственным отношением к знаниям и работе. Она постоянно повторяла, что жизнь сложна, и что все приобретенные знания могут когда-нибудь в трудную минуту пригодиться. Знания дают уверенность в жизни. В её словах я убедилась, когда в нашей стране начались глобальные перестроечные процессы. Я с детства играла на фортепиано, училась в музыкальной школе.  Да так увлеклась музыкой, что не мыслила себя без неё. Но в 18 лет поняла, что музыка всегда будет со мной, а профессию нужно выбрать более востребованную в жизни. В 60-е годы в Институте стали только что появилась новая специальность, связанная с вычислительной техникой. Её я и выбрала. Так и оказалось, что компьютеры и информационные технологии наполнили нашу жизнь. Мне пришлось одной из первых в стране осваивать компьютеры, закупленные в 1985 году в Америке моим научным руководителем из Министерства приборостроения и средств автоматизации СССР. К сожалению, в 90-е годы это министерство ликвидировали, а наши программные разработки посчитали ненужными. Такая недальновидность дорого обошлась стране и заставила в настоящее время с напряжением сил быстро наверстывать упущенное, чтобы обеспечить безопасность и независимость нашего государства.  После смерти мамы я много сил и средств отдала восстановлению картин Х.В. Дунаева. Они хранились срезанными с подрамников, которые оказались в руинированном состоянии. За 20 лет все картины были приведены в порядок. Теперь портреты моих предков Дунаевых каждый день смотрят на меня, придавая мне сил и бодрости.»

  1. ЯкорьЯкорьДВ за 1853 год // ГАРТ, ф.4, оп.85, д.26, л.198
  2. ЯкорьЯкорьДВ за 1854 год // ГАРТ, ф.4, оп.86, д.42, л.173
  3. ЯкорьЯкорьДВ за 1857 год // ГАРТ, ф.4, оп.89, д.19, л.175
  4. ЯкорьЯкорьМК Варваринской церкви за 1828-1837 гг. // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.148
  5. ЯкорьДВ за 1848 год // ГАРТ, ф.4, оп.80, д.222, л.84
  6. ЯкорьЯкорьМК за 1917 год // ГАРТ, ф.З-1172, оп.4, д.113, л.98

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх