Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

Нармацкие

Фамилия «Нармацкой» в старых документах писалась по-разному. Чередовались буквы «а» и «о» во втором слоге (Нармацкой – Нармоцкой), «ц» часто замещалось на «нс» с изменением гласного звука в первом слоге (Норманской) или "тс - тц"  (Нарматской - Нарматцкой). В общем, коверкали фамилию, кто во что горазд. Если сейчас фамилию пишут с окончанием «ий» (Нармацкий), то в XVIII веке ударение падало на последний слог (иначе не наблюдалось бы чередования «а» и «о» в слове) и окончание было «ой» (Нармацкой). Постепенно, как это часто происходит в русском языке, ударение переместилось на второй слог, а в название селения – Нармонка, даже на первый.

Нармацкие появились в списках московских служивых людей в середине XVI века. Сами они утверждали, что ведут свой род от норманнского витязя Шелбь, состоящего при дворе князя Александра Невского. Особо высоких должностей Нармацкие в государстве не занимали, но были весьма плодовиты, поэтому довольно быстро расселились по всей территории набирающего силу русского государства. В XVI веке большая часть Нармацких проживала в Деревской пятине Новгородской земли. И позже в Новгородской губернии было много представителей этого рода. Возможно, семейное предание о появлении предка в Новгороде имеет какое-то основание. Постепенно Нармацкие стали приобретать земли вблизи Москвы, затем Нижнего Новгорода и Владимира, потом двинулись на восток – в Казань и дальше в Уфимскую  губернию. 

Точное время появления Нармацких в Казанском крае назвать трудно. Скорее всего, это произошло сразу же после завоевания Казани. Уже в Писцовой книге Микиты Борисова и Дмитрия Кикина, появившейся спустя всего 14 лет после этого события, есть несколько имен Нармацких [1]. Недалеко от Покровской церкви описаны дворы Отая Нармацкого, сына боярского старого жильца Яныша Нармацкого да сына боярского старого жильца Семёна Нармацкого. Имели они и поместья на завоеванной земле. Писцовая книга Казанского уезда Дмитрия Кикина 1561-62 гг. [2] сообщает:

№3
"За Атаем да за Янышам да за Янаем да за Шарапом да за Дружиною за Федоровыми детми Нарманского да за Семейкою за Дмитриевым сыном Нармонским деревня Бутури на речке на Бутырке. А в деревни помещиковых шест дворов да три дворы люцких. Пашни добрые земли сто десят четвертеи да перелогу пятдесят четвертеи да зарос лей и дубров пашенных пятнатцат десятин в поле, а в дву по тому ж. Сена по реке и около пол̲триста копен . Лесу пашенного и непашенного около пол по с мете в длину на три версты, а поперег от пол в лес на версту.
За ним же пустош Кармачи на речке на Бутырке. Пашни добрые земли пят четвертеи да перелогу сем десят четвертеи да зарослей и дубров пашенных пятнатцат десятин в поле, а в дву по тому ж. Сена по речке и около пол двести копен . Лесу пашенного и непашенного по смете в длину на две версты, а поперег на версту.
И всего за Атаем да за Янышем да за Янаем да за Шарапом да за Дружиною да за Семейкою деревня да пустошъ. А в деревни помещиковых шест дворов да три дворы люцких . Пашни добрые земли сто пятнатцат четвертеи да перелогу сто дватцат четвертеи да заросло и дубров пашенных тритцат десятин в поле, а в дву по тому ж . И переложная земля и заросли и дубровы учинены с натдачею за доброю землю: перелогом впол тора, а заросли и дубровы вдвое, итого сто десят четвертеи. И обоего – пашни добрые земли и с тем, что перелогом и заросли и дубровы учинены с натдачею – двести дватцат пят четвертеи. Сена пятсот копен . Лесу в длину пят верст, а поперег две версты.
И всего велено за нимй учинит поместя в Казани – половину их окладу : за Атаем да за Енаем да за Шарапом да за Енышем по двести четвертеи за человеком, а за Дружинкою на сто на семдесят на пят четвертеи, а за Семейкою на сто на пятдесят четвертеи, итого тысяча сто дватцат пят четвертеи.  И в половину окладу не дошло им девятсот четвертеи."

Можно утверждать, что в Казанском крае в 1556-1562 гг. проживало, по крайней мере, три семейства Нармацких. Одно представлено Семеном Дмитриевичем Нармацким. Такой помещик отмечен в 1539 году в Деревской пятине Новгородской земли [3]. Другое - большое семейство братьев Фёдоровичей Нармацких - Отай, Яныш, Янай, Шарап и Дружина. Возможно, они тоже были родом с Новгородчины (встречаются там такие имена). Указанные два семейства Нармацких имели землю в деревне Бутури и рядом расположенной пустоше Кармачи. Позже - это территория Лаишевского уезда.

В той же Писцовой книге 1561-62 гг. [2] найдено ещё одно семейство - Хотена и Мизина  Акинфеевых сынов Нарматцких. Их поместье - деревня Килдеш на реке Меше. Это рядом с селом Рождествено (Укречь), тоже территория Лаишевского уезда.

№ 227
"Учинена межа поместной новоотделной земле, что отделена в семдесят шестом (1567/68 году) в сентябре Безсону Волчкову, – пустоши Укреч Култука з землею поместные деревни Килдяша Хотена да Мизина Нарматцких. Посторон огород ов Хотена да Миз̲ина Нарматцких деревни Килдешева от речки от Меши болшим врагом ввеерх до болота, что болото то меж земли Укрецкие пустоши и меж земли Хотена да Мизина Нарматцких, да болотом вверх до березы. Что – береза – стоит у болота на берегу в Хотенове да в Мизинове земле Нарматцких, а на березе гран. Направе земля переложная Укретцкие пустоши, что отделено в поместе Безсону Волчкову; а налеве земля Хотена да Мизина Нарматцких деревни Килдиша. От  бер̲езы через болота направо на берег Укретцкие пустоши, а на берегу против березы две ямы. Да от ям прямо через переложную землю Укретцкие пустоши до врашка, – что бывал, при татарех, на врашке стар̠ой острог. А врашком вниз к Меше реке, – что вражек противу осокори, а осоком за Мешею. Направе переложная земля пустоши Уруче  Култука, что отделено в поместя Безсону Волчкову а налеве земля и дубровы порозжие пустоши Укреч Култука."

№235
"Учинена межа поместнои земле Хотена да Мизина Акинфеевых детеи Нарматцкого деревни Килдеша с порожжими пустошми Укречами - Болшего да Укреча Меншего. От нерозводного лесу, которои от волех от трех из одного корени, через поляну прямо к перелесочку, а перелесочком прямо по гранем к двем березам из одного корени, на болшои – гран. А от березы, от перелеска полем подле старую изгороду прямо ко врагу к Болшоему Укречу, а врагом от ызгороды направо вниз до реки до Меши. Направе земля Хотена да Мизина Нарматцких, а налеве Укреческая."

В XVII веке количество Нармацких в Казанском крае не уменьшилось. Вот, например, документ, датируемый 1641 годом [4]. Он представляет собой список так называемых недельщиков (приставов) города Казани за 1621 -1641 гг. Речь идёт о чиновниках по судебным делам, в обязанности которых входило вызов на суд ответчиков и свидетелей, арест преступников, взыскание по определению суда и тому подобные дела. Они исполняли свои обязанности по определенному графику - "по неделям", поэтому так и назывались. В списке 7131 года (1623 г. от Р.Х.) имеются имена Офонасея Иванова сына Нармацкого, Микиты Ильина Нарматцкого и Бажена Васильева сына Нармацкого; в 145 году (1637 г. от Р.Х.) недельщиком был Микита Нармацкой.  Были ли они потомками Нармацких из Писцовой книги середины XVI века, или в Казань были отправлены на службу представители других ветвей рода Нармацких, сказать трудно. 

Интересно, что в Писцовой книге 1647-1656 гг. [5], то есть спустя четверть века, содержатся уже совсем другие имена Нармацких.

л.24-25
"В сельце, что была деревня Менгерь, за помещиком за Костянтином Бартеневым пашни поместные земли полтретья длинника, пять поперечников, итого двенатцать десятин с полудесятиною в поле, а в дву по тому ж. В том же сельце в вотчине за казанцы за Ондреем да за Василием да за девкою Офимьею да за Савином да за Тимофеем Нарматцкими пашни четырнатцать длинников, восмь поперечников, итого сто двенатцать десятин, а в другом в поле одиннатцать длинников, семь поперечников, итого семьдесят семь десятин. И обоего в обеих полях сто восмьдесят девять десятин. И ис тех дву поль в одно поле иметца шестьдесят три десятины в поле, а в дву по тому ж."

л.35-36
"За Васильем Олексеевым сыном да за Якимом Ивановым сыном Нарматцкими в поместье пустошь Налгазы подле нагаиские дороги пашенные земли три длинника с четью, дватцать один поперечник, итого шестьдесят восмь десятин с четью во все три поля. А в одно поле иметца дватцать три десятины без трети и пол-полтрети десятины, а в дву по тому ж."

л.35об. - 39
"Сельцо Читаки на Лихом болоте за розными помещики в поместьях. И в том сельце для спору мерены по два поля и верстаны вровно, а третьего ржаного поля не мерено для хлебной толоки. И смечая против дву поль, кладено в третье поле против тех же дву поль. 

За Васильем да за его племянники — за Нефедьем да за Минею Нарматцкими, да за Сувором Баженовым сыном Мещериновым, всего за четырьма человеки, пашни паханые земли в первом поле шесть длинников, девять поперечников без трети, итого пятьдесят две десятины; в другом поле полшеста длинника, полдевята поперечника и пол-полтрети, итого сорок семь десятин и полтрети и пол-пол-полтрети десятины; в третьем поле против дву поль вполы сорок девять десятин с полудесятиною и полчети десятины. И всего за ними в трех полях сто сорок девять десятин без чети и пол-полтрети. А вровно в одно поле иметца сорок девять десятин с полудесятиною и пол-пол-полтрети десятины, а в дву по тому ж.

За Ондреем Ивановым сыном Болтина пашенные земли в первом поле пятнатцать длинников, пять поперечников без трети и пол-пол-полтрети десятины, итого семьдесят десятин с полудесятиною и полчети десятины; в другом поле тринатцать длинников, пять поперечников, итого шестьдесят пять десятин; в третьем поле против дву поль вполы шестьдесят три десятины без чети и пол-полчети десятины; и всего за Ондреем в трех полях пашни паханые сто девяносто восмь десятин с полу десятиною без пол-полчети десятин. А вровно в одно поле иметца шестьдесят шесть десятин и полчети и пол-пол-полчети десятины, а в дву по тому ж.

За Степаном Огибаловым да за Савином Нарматцким в первом поле одиннатцать длинников, полдевята поперечника, итого девяносто три десятины с полудесятиною; в другом поле двенатцать длинников, четыре поперечника без чети, итого сорок четыре десятины; в третьем поле против дву поль вполы шестьдесят девять десятин без чети; и всего за ними в трех полях пашни паханые двесте шесть десятин с четью. А вровно в одно поле иметца шестьдесят девять десятин без чети, а в дву по тому ж.

За Иваном да за Костянтином Сечеными в первом поле семь длинников, полчетверта поперечника, итого дватцать четыре десятины с полу десятиною; в другом поле шесть длинников, семь поперечников, итого сорок две десятины; в третьем ржаном поле не мерено для хлеба, а положено то поле против дву поль в полтора для того, что то поле велико. И в том поле иметца пятьдесят десятин с четью. И всего за ними в трех полях пашни паханые сто семнатцать десятин без чети. А вровно в одно поле иметца тритцать девять десятин без пол-полтрети десятины, а в дву по тому ж.

За Матвеем да за Левонтьем Писемскими в первом поле полпята длинника, пять поперечников, итого дватцать две десятины с полудесятиною; а другом поле пол-третья длинника, семь поперечников без трети, итого семнатцать десятин без трети; в третьем поле полпята длинника, три поперечника с четью и полчети, итого пятнатцать десятин и полчети и пол-полчети десятины. И всего за ними в трех полях пашни паханые пятьдесят четыре десятины с четью и пол-полчети и пол-пол-полтрети, а вровно в одно поле иметца осмнатцать десятин и пол-полчети и пол-пол-полтрети, а в дву по тому ж. За ними ж пашни перелогу и лесом мелким поросли пять десятин в поле, а в дву по тому ж.

К сельцу ж к Читаком по старым книгам и по сыску отдано заболотные земли, что владели Преображенского монастыря без дач сверх того, что им дано к деревне Белякове по пяти чети в поле, а в дву по тому ж, итого пятнатцать чети. И от той земли отмежевано к сельцу Читаком по Нагаискои дороге по Верхней брод, а Овечеи то ж, опричь болотин, пашенные земли дватцать семь десятин с полудесятиною в три поля. А в одно поле иметца девять десятин с полутретью, а в дву по тому ж. И та пашенная земля отдана Ивану да Костянтину Сеченым. А подле болота сенные покосы всем вопче."
 

л.41-42об.
"За казанцом за Григорьем Ивановым сыном Нарматцким селцо, что была деревня Астрахань, на Лихом болоте и на пруде, в вотчине. И для спору во всех полях пашенная земля мерена. И в одном поле четырнатцать длинников, одиннатцать поперечников, итого сто пятьдесят четыре десятины. В другом поле девять длинников, двенатцать поперечников с третью, итого сто одиннатцать десятин; да подле дороги три длинника, три поперечника, итого деветь десятин; и обоего в другом поле сто дватцать десятин. Да в том же поле меж пашенные земли и по конец поля перелогу и поросли три длинника, девять поперечников с третью, итого дватцать восмь десятин. В третьем поле восмь длинников с полудлинником, семь поперечников, итого пятьдесят девять десятин с полудесятиною. В четвертом поле восмь длинников без трети, семь поперечников, итого пятьдесят четыре десятины без трети. И всего во всех полях пашни триста восмьдесят семь десятин с полутретью да с перелогом и с порослью четыреста пятнатцать десятин с полутретью в три поля. А в одно поле иметца сто тритцать восмь десятин с третью и пол-полтрети, а в дву по тому ж. За ним же, Григорьем, того ж сельца дубровы непашенные мерою полшеста длинника, девять поперечников, итого пятьдесят одна десятина с полудесятиною.

За Васильем да за Ондреем Офонасьевыми детьми, да за Савином да за девкою Офимьею Офонасьевыми ж детьми, да за Тимофеем Ивановым сыном Нарматцкими в том же сельце в Астрахани в вотчине пашни девять длинников, шестнатцать поперечников с полу­поперечником, итого сто сорок восмь десятин с полудесятиною в три поля. А в одно поле иметца сорок девять десятин с полудесятиною, а в дву по тому ж. За Васильем ж да за Ондреем Нарматцкими с племянники и с племянницею того ж сельца дубровы непашенные мерою два длинника, пять поперечников, итого десеть десятин."

л.105-196
"За казанцы за Васильем Нарматцким да за Костянтином Бартеневым в пустоши Налгозы подле нагаиские нижние дороги до вотчинные земли Василья да Ондрея Нарматцких наезжие пашни два длинника, шесть поперечников, итого двенатцать десятин. Да тое ж пустоши в другом месте от тое ж нагаиские дороги по черной лес четыре длинника, семь поперечников, итого дватцать восмь десятин. И обоего в обеих местех наезжие пашни сорок десятин во все поля. А в одно поле тринатцать десятин с третью, а в дву по тому ж. За ними ж подле другие дороги пашенные дубровы полсема длинника, восмь поперечников, итого пятьдесят две десятины."

Первое, что бросается сразу в глаза, это концентрация владений Нармацких в районе так называемого Лихого болота. В трех расположенных здесь селениях - Астрахань, Читаки и Менгерь (впоследствии Нармонка) земля принадлежала представителям этого рода. Пустошь Налгазы идентифицировать не удалось, но она явно была расположена тоже на Лихом болоте. Расстояние от современной Астраханки до Нармонки всего 3 км, пять минут езды на машине. Деревни Читаки сегодня не существует. Она находилась в третьем углу почти равностороннего треугольника из трех этих селений на карте Лаишевского уезда.

Мы видим, что местонахождение поместий Нармацких изменилось по сравнению с XVI веком, но ненамного. Селения Бутыри и Рождествено (Укречь) находятся совсем близко. В те времена поместья ещё мало были закреплены за дворянами. Их могли отнять и дать другие. Дворяне часто сами обменивались землей. Впрочем, нет пока никаких оснований считать Нармацких XVII века потомками людей с той же фамилией из XVI века. 

Всех Нармацких из Писцовой книги 1647-56 гг. можно разделить на несколько семей. Для убедительности воспользуемся также источником [6], где приводятся выписки из Писцовой книги Тимофея Бутурлина и Алексея Грибоедова тех же годов, но почему-то можно встретить несколько другую информацию о помещиках одного и того же селения.

Имена помещиков Астрахани и Нармонки совпадают. Это братья Василий и Андрей Афанасьевы Нармацкие. А ещё там есть Офимья Афанасьева. В [5] её называют девкой, а в [6] - вдовой. Первое кажется более правдоподобным. У Савина Нармацкого ни в одном из документов не названо отчество. Но, скорее всего, он тоже из этой семьи. Во всяком случае, фразу "За Васильем да за Ондреем Офонасьевыми детьми, да за Савином да за девкою Офимьею Офонасьевыми ж детьми" можно понять только так. Вполне возможно, что Василий, Андрей, Савин и Офимья - дети Афанасия Иванова Нармацкого, казанского пристава, известного нам из документа 1641 года [4]. Тогда понятно и наличие в этих селениях помещиков Григория Иванова Нармацкого и Тимофея Иванова Нармацкого. В пустоши Налгазы указан ещё Яким Иванов Нармацкой. Возникает ощущение, что землю на Лихом болоте когда-то получил некто Иван Нармацкой, от которого и пошли все выше названные помещики.

В Налгазы есть ещё один помещик - Василий Алексеев Нармацкой. В [6] сведений об этом селении нет, потому проверить, правильно ли здесь указано отчество, невозможно. Других Алексеевичей в писцовых книгах не найдено.

Наиболее трудно определиться с помещиками деревни Читаки. И в [5], и в [6] указан Василий Нармацкой без указания отчества. В обоих случаях указан Савин Нармацкой. Это наводит на мысль, что здесь землёй владеют те же Афанасьевичи. Но насколько это истинно, сказать трудно. В обоих вариантах Писцовой книги указаны Нефед и Мина. В [6] информация более полная - "Нефедья да Мини да Федора Федоровых детей Нарматцкаго", а в [5] сообщается, что Нефёд и Мина - племянники Василия. Выстраивается ещё одна цепочка: у Василия (возможно Афанасьева) Нармацкого был брат Фёдор, а у последнего три сына - Нефед, Мина и Фёдор Фёдоровичи Нармацкие

Продолжим читать Писцовую книгу 1647-56 гг.

л.151-152
"Сельцо Сакур Кадыш на озерке за казанцы за розными помещики за Невером Писемским с товарыщи, всего за десятый человеки. Пашни паханые десять длинников без чети, осмнатцать поперечников, итого сто семьдесят пять десятин с полудесятиною в поле, а в дву по тому ж. В том же сельце за казанцом же за Елисеем Захарьиным сыном Садилова пашенные земли шесть длинников, пять поперечников, итого тритцать десятин в поле, а в дву по тому ж. За ним же дубровы непашенные десять длинников, полсема поперечника, итого шестьдесят пять десятин в три поля. В том же сельце Сакур Кадыш за теми ж розными помещики лесных розчистей в розных местех порознь пашенные земли: за Невером Писемским в полянке Святельской да в полянке ж Сергеевской, а Матюшина то ж, и в ыных розных местех дватцать одна десятина с четвертью; за Гаврилом Ивановым сыном Макаровым тритцать семь десятин с полу десятиною; за Иваном Елисеевым сыном Макарова пять десятин с четью; за Иваном Васильевым сыном Писемским четыре десятины с четью; за Олексеем Ромейковым шестнатцать десятин без полутрети; за Якимом Нарматцким семь десятин без чети; за Матвеем Пелепелицыным четыре десятины с четью; за Иваном да за Яковом Матвеевыми детьми Садилова четыре десятины без чети; за Богданом Садиловым восмь десятин с полудесятиною и с пол-пол-трети; за Юрьем Писемским четверть десятины; за Елисеем Садиловым десятина. И всего в сельце Сакур Кадыш за помещики, за одиннатцатью человеки, розчистные земли сто шесть десятин без трети во все поля. А в одно поле пятьдесят три десятины с четью, а в дву по тому ж."

Итак, Яким Иванов Нармацкой владел ещё землёй в многопоместном сельце Сакур Кадыш (ныне село Сокуры), входившем позже в Державинскую волость Лаишевского уезда.

л.154-155
"Сельцо, что была деревня Салтыки, на озере за казанцы за Иваном да за Михаилом да за Юрьем Михаиловыми детьми Нарматцкими. Десять длинников, четыре поперечника с полупоперечником, итого сорок пять десятин в поле, а в дву по тому ж."

Деревня Салтык позже сменила название на деревню Обухово. Она находилась в одном приходе с Сокурами. Здесь мы видим новую семью Нармацких - Ивана, Михаила и Юрия Михайловых Нармацких. В [6] разделены крестьяне, принадлежащие Ивану Нармацкому (31 душа), и крестьяне братьев Ивана, Михаила и Юрия Михайловых детей Нармацких (36 душ.). Возможно, это две  разные семьи.

л.189об.
"Сельцо, что была деревня Казыли Середние, на усть речки Казылки за казанцы за Васильем Ивановым сыном Кашкарова да за Ондреем Васильевым сыном Нарматцкого. Пашни по мере полсема длинника, полшеста поперечника, итого тритцать шесть десятин без чети в поле, а в дву по тому ж. За ними ж дубровы пашенные семь длинников, семь поперечников, в другом конце полтретья поперечника, а вполы иметца пять поперечников без чети, итого тритцать три десятины с четью в три поля. Ав одно поле одиннатцать десятин и пол-пол-трети, а в дву по тому ж".

Ещё одно новое имя - Андрей Васильев Нармацкой. Казыли - это деревня в Лаишевском уезде по Зюрейской дороге. В [6] такой помещик в этой деревне не указан.

л.225
"В том же сельце Ново Царевском за Васильем Офонасьевым сыном Нарматцкого пашни по мере три длинника, шесть поперечников, итого осмнатцать десятин в поле, а в дву по тому ж."

В селении Новоцарево Казанского уезда землёй владел уже известный нам Василий Афанасьев Нармацкой.

В Писцовой книге Бутурлина и Грибоедова [6] есть ещё два других имени Нармацких. В сельце Варышихазда 2 крестьянами владел Яков Третьяков Нармацкой, а в деревне Дертюли некто Яков Иванов Нармецкой имел 14 душ крестьян. Возможно, это один и тот же человек.

Итак, мы закончили большой обзор писцовых книг середины XVII века и выявили всех Нармацких, имеющихся там. Конечно, вполне возможно, что в Казанском крае были и другие представители этого рода, не вошедшие в эти списки. Но уже найденное свидетельствует о том, что в XVII веке в Казанском крае проживали или, по крайней мере, владели землёй несколько разных семей Нармацких, между которыми трудно установить родственные связи.

  1. Список с писцовых книг околничего Микиты Васильевича Борисова да Дмитрия Ондреева сына Кикина 7074, 7075 и 7076 годов. III часть. Посад Казанскои и дворы всяких людей //цит. по http://zz-project.ru/1566-1568-kazanskij-uezd-perepis-borisova-i-kikina/250-1565-68-gg-posad-kazanskoi-i-dvory-vsyakikh-lyudei
  2. Писцовая книга Казанского уезда Дмитрия Кикина (1561-62 гг.) 
  3. https://rosgenea.ru/familiya/narmatskij
  4. Документы по истории Казанского края (вторая половина XVI - середина XVII в.), из-во Каз. ун-та, 1990 / № 60 Роспись казанских недельщиков за 1621/23 - 1640/41 гг., // https://сувары.рф/ru/content/dokumenty-po-istorii-kazanskogo-kraya-iz-arhivohranilishch-tatarskoy-assr-vtoraya-polovina
  5. Писцовая книга Казанского уезда 1647-1656 гг., М. 2001 // цит. по https://сувары.рф/ru/content/piscovaya-kniga-kazanskogo-uezda-1647-1656-godov
  6. Список с переписных Казанских книг письма и дозору Тимофея Бутурлина да подьячего Алексея Грибоедова 154-го (1646-47) году // РГАДА, ф.1209, оп.1, д.6445 // цит. по https://rodnaya-vyatka.ru/censuses/rgada-1209-1-6445/3360612

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх