Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

Нармацкие в Москве

Большинство казанских помещиков, имевших достаточно средств, часто посещали наши российские столицы – Москву и Петербург, чтобы «людей посмотреть и себя показать». Там они решали свои финансовые и служебные дела, заводили нужные знакомства, искали женихов для дочерей и невест для сыновей. Некоторые из казанцев останавливались у столичной родни, другие снимали квартиры или даже покупали свои дома. Шурановские помещики Нармацкие не были в этом отношении исключением. Постоянная читательница настоящего сайта Любовь Ивановна Долженко занялась поиском следов Нармацких в Москве, и вот что она нашла.

В Актовой книге Москвы за 1767 год [1] сообщается, что 12 декабря сего года вдова некого Дорофея Евстратовича сына Евстратова Федосья Петровна продала капитану Андрею Петровичу Нармацкому «строение» размером длиной 9 без ¼ сажени, шириной 6 сажень (порядка 240 м2) за 10 рублей. По всей видимости, речь идёт о доме без прилегающего участка земли, так как в этих объявлениях о продаже и залоге [1] фигурирует либо «строение», либо «двор». Дом этот был ранее куплен вдовой у князя Якова Семеновича Барятинского и находился в «Земляном городе, в приходе церкви Успения Богородицы, что в Гончарах». Указаны соседи – Иван Ильин сын Елкин и коллежский асессор Илья Иванов сын Ярцов. К сожалению, фамилии Елкина, Ярцова и даже князя Барятинского не помогли определить точное местоположение этого дома. Но сам этот район Москвы хорошо известен.

Речь идет о так называемой в древности Гончарной слободе, возникшей как место поселения ремесленников и вошедшей в состав Москвы, как и весь Земляной город, при царе Фёдоре Иоанновиче. Сейчас это исторический центр Москвы, ограниченный Садовым кольцом, - знаменитая Таганка. Гончарную улицу можно обнаружить слева при подъёме по Садовому кольцу от Москвы-реки к Таганской площади.

Если с домами, существующими в Гончарной слободе во второй половине XVIII века, нам разобраться, видимо, не суждено, то полюбоваться на Успенский храм, который посещали жители этих домов, мы, к счастью, ещё можем. Специалисты пишут, что он мало изменился с тех времен.

Храм Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах

Из письма Екатерины II князю М.Н. Волконскому [2] следует, что во время следствия Юстиц коллегии Нармацкий находился, как сейчас говорят, под домашним арестом, «под подпискою чтоб до решения дела из Москвы не выезжать», что, впрочем, не помешало ему «отлучиться». И скорее всего, подследственный проживал тогда в этом купленном в 1767 году доме в Гончарной слободе, всё ещё надеясь избежать наказания за свои мошеннические деяния. Достаточно прочитать письмо Андрея Петровича, отправленное в 1770 году из Москвы приятелю П.В. Есипову в Казань, чтобы понять, насколько он был далёк от мысли неизбежности наказания и предвидения своей судьбы. 

Впрочем, возможно, что позже Нармацкий был посажен под стражу. Найдена [3] запись, датированная сентябрем 1772 года, об организации душеспасительной беседы священника с «еретиком (!?) отставным капитаном Нармацким» в Юстиц коллегии. Очень интересно, в связи с чем его назвали еретиком, что он ещё натворил во время следствия.

После ссылки Андрея Петровича в Сибирь этот дом Нармацких в Гончарной слободе, видимо, не сохранился за семьей. Известно, что сын Андрея Петровича  Пётр Нармацкий покупал другой дом в Москве. В качестве продавца этого дома указана вдова секретаря Вологодской духовной консистории Степана Харитонова Прасковья Филипповна, а вот когда произошла эта покупка, установить не удалось. 15 июля 1776 года отставной поручик Петр Андреевич Нармацкий этот дом продал жене канцеляриста Государственной вотчинной коллегии Степана Осипова Шнитникова Авдотье Афанасьевне [4]. Видимо, планы молодого человека изменились, и московское жилье ему не понадобилось. Дом Петра Нармацкого находился «за Яузою рекой, в 10-ой части города, в приходе церкви Алексия митрополита, что в Алексеевской слободе».

Если двигаться от Таганской площади в сторону Николоямской улицы, то с правой стороны увидим улицу Александра Солженицына, от которой влево ответвляется улица Станиславского. Раньше эти улицы назывались Большой и Малой Алексеевскими и были главными улицами Алексеевской слободы.

Церковь Алексия Митрополита, что за Яузою

Слобода получила название по церкви святителя Алексия, митрополита Московского, по преданию построенной на месте, где останавливался митрополит Алексий, наблюдая за строительством расположенного невдалеке Спасо-Андроникова монастыря. Эта церковь сохранилась и находится в самом конце улицы Станиславского.

Где в Москве проживал Петр Андреевич Нармацкий во время следствия Юстиц коллегии с 1777 по 1782 год, пока установить не удалось.

Наиболее тесно с Москвой связана жизнь дочери капитана Нармацкого – Марьи Андреевны. Похоже, что она проживала в этом городе с самого юного возраста. Во всяком случае, уже в своем прошении во время следствия над Петром Нармацким она писала, что вследствие вздорного характера брата она, «будучи девкой» (т.е. незамужней девицей), вынуждена скитаться и жить по чужим дворам. Одним из таких "чужих дворов" оказался дом Никиты Никитича Демидова в приходе Петропавловской церкви на Новобасманной. Здесь она проживала со своими дворовыми слугами в 1778-79 гг. и была отмечена в метрических книгах этого храма в качестве прихожанки [5].

Бывший дом Никиты Никитича Демидова (младшего) на Новой Басманной (дом №26)

Новая Басманная улица в Москве была в XVIII веке одной из самых престижных мест. Она сформировалась в качестве «царской дороги», ведущей из центра города в Немецкую слободу. Сначала здесь селились иностранные военные, а позже её облюбовали знатные семьи князей Голицыных, Трубецких, Белосельских, графини Шуваловой и др. На этой улице до сих пор сохранился дом, построенный Никитой Никитичем Демидовым (младшим) во второй половине XVIII века; сейчас здесь располагается больница. Снимала ли Марья Андреевна Нармацкая в этом доме квартиру или была гостьей в семье Демидова, пока сказать трудно.

Где пребывала девица Нармацкая последующие десять лет, тоже нам не известно. В начале 90-х годов она купила на аукционе двор купеческой вдовы Агафьи Истоминой под №224 в 2-ом квартале 18-ой части за Земляным валом [6]. Адрес М.А. Нармацкой из «Указателя Москвы» 1793 года [7] – приход Николы на Ямах, Никольская улица, 2 квартал, 214 участок (почему-то не 224?), скорее запутал, чем прояснил ситуацию.

Никольской улицы (в "Указателе Москвы" 1793 г. ее иногда именуют ещё Николаевской) в указанном районе города на старых картах Москвы не обнаружено. Скорее всего, речь идёт о Николоямской улице, названной так в честь храма Святителя Николая на Ямах, разрушенного в 50-х годах XX века. Николоямская улица тянется от места слияния рек Яузы и Москвы до Андроньевской площади (1,5 км); продолжением её является тракт на г. Владимир. Эта часть Москвы когда-то была местом проживания ямщиков, отсюда и название церкви. Ямская слобода имела ещё другое название - Рогожская, так же одно время называли и Николоямскую улицу. Это связано с тем, что сюда были переселены ямщики, ранее проживавшие в селе Рогожи (64 км от Москвы). В XVIII-XIX веках Рогожская слобода стала заселяться купцами, в большинстве своём старообрядцами.

Непосредственно на Николоямской улице находилось три храма. В начале улицы, внутри Земляного города расположена церковь Симеона Столпника за Яузой (Николоямская, 10), поэтому эту часть улицы, от устья Яузы до Земляного вала, часто называли Симеоновской. На другом конце улицы находится Сергиевская церковь (Николоямская, 59). Кстати, напротив (Станиславского, 29) расположена церковь митрополита Алексия, о которой мы уже писали; где-то рядом был дом Петра Андреевича Нармацкого. За Земляным валом, на пересечении Николоямской улицы и переулка с тем же названием когда-то находилась церковь Николы на Ямах. Где-то здесь рядом и купила дом Марья Андреевна Нармацкая. Наиболее вероятное место – четная сторона улицы, район современных домов под №30 и 32.

В метрических книгах храма Николы на Ямах имена служителей, живущих в доме Марьи Андреевны Нармацкой, впервые появились в 1790 году. 3 октября 1795 года [8] она сама венчалась в этой церкви с князем Павлом Николаевичем Волконским. После этого в метрических книгах стали появляться записи «в доме князя Волконского». Одно только непонятно - этого князя в метрических записях почему-то постоянно именовали Павлом Михайловичем. То ли отъезд из Москвы Марьи Андреевны случайным образом совпал с приобретением дома в том же приходе другим князем Волконским, то ли дворовые люди Марьи Андреевны так плохо познакомились с мужем хозяйки, что не запомнили его отчество. В 1800-х годах князь Волконский, видимо, в доме на Николоямской не жил: в метрических книгах часто мелькают имена посторонних жильцов этого дома. Если судить по метрическим записям храма Николы на Ямах, он оставался хозяином дома на Николоямской улице и после смерти Марьи Андреевны (после 1806 года).

  1. "Москва. Актовыя книги XVIII столетия Текст 1763-67гг.", Москва: Тип. А. Г. Кольчугина, 1902 г. (РГБ), с.198 (208) //      https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_003930412/
  2. П.П. Бартенёв «Восемнадцатый век», книга 1, с.79-183 Переписка Екатерины II c князем М.Н. Волконским (письмо № 35, л.105) // https://dlib.rsl.ru/02000022365
  3. ЦГА Москвы, ф.203, оп.201, стр. 8
  4. "Москва. Актовыя книги XVIII столетия Текст 1776-82гг.", Москва: Тип. А. Г. Кольчугина, 1893 г., с.44 (54) (РГБ) // https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_003930411/
  5. МК за 1778 год // ЦГА Москвы, ф.203, оп.745, д.10, л.31(40) // https://cgamos.ru/metric-books/203/203-745/203_745_10/
  6. ЦГА Москвы, ф.32, оп.3, т.2, стр. 301
  7. "Указатель Москвы", ч. 2, Москва : Унив. тип., у В. Окорокова, 1793 // https://viewer.rusneb.ru/ru/000199_000009_004093295?page=107&rotate=0&theme=white
  8. МК за 1795 год // ЦГА Москвы, ф.203, оп.745, д.95, л.128-129 // https://ya.ru/archive/catalog/3f1778c3-67e4-4eb9-8c84-c13362d635ad/128

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх