Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

Змеевы

Змеевы – это старинный русский дворянский род, известный с XIV века. Они имеют общего предка с Беклемишевыми, Орловыми и некоторыми другими дворянскими фамилиями. История этого рода написана в XIX веке известным русским медиком Львом Фёдоровичем Змеевым. Она помещена в «Родословном сборнике»  Руммеля, Голубцова [1].

Считается, что род Змеевых начался с Семена Федоровича Змеева. Его сын – Фёдор Семенович и внуки – Василий, Михаил и Иван были помещиками в Тверском уезде. С историей Казани связаны имена правнуков Семена Федоровича. Они участвовали во взятии Казани в 1552 году, многие из них при этом погибли. Из пяти сыновей Василия Фёдоровича трое участвовали в завоевании  Казанского царства. Иван Васильевич был 3-м воеводой  6-го передового полка в казанском походе 1544 года и 2-м воеводой передового полка в походе 1552 года. Андрей Васильевич и Семен Васильевич большой были убиты под Казанью 2 октября 1552 года. Из пяти сыновей Ивана Федоровича два – Иван Иванович и Дементий Иванович были убиты во время штурма Казани. Из семьи Михаила Фёдоровича в казанском походе участвовали сын есаул Григорий Михайлович и внук Иван Алексеевич, который тоже погиб 2 октября 1552 года [1].

Завоевание Казанского царства обошлось роду Змеевых дорогой ценой. Неудивительно, что они получили здесь в качестве награды земельные наделы. Известно, что в 1555 году сын Семена Васильевича старшего – Федор Семенович получил «за кровь отца» имение в деревне Тевкечь в Лаишевском уезде. Позже это селение будет названо Девятово в честь сына – Никиты Фёдоровича Змеева, прозванного Девятым. Вот этот Никита Фёдорович и был одним из первых помещиков в Шуране и Сорочьих горах.

В справочнике Руммеля, Голубцова [1] сообщается, что в 1609 году Никита Фёдорович Змеев, по прозвищу Девятый, был стрелецким головой, в 1613 году - воеводой в Арзамасе, в 1615 году участвовал в боях с польским отрядом Лисовского. Это был довольно печальный эпизод в истории нашего отчества. Хотя Москва и была освобождена от поляков, и царя, наконец, нового выбрали, великая смута, которая зарождается в головах людей, а потом только реализуется в бедствиях страны, не закончилась. Польский авантюрист Александр Юзеф Лисовский, набрав отряд таких же любителей поживиться за чужой счет, прошелся большим кругом по уездам Московского царства, грабя и сжигая все на своем пути. И не нашлось в государстве людей, способных остановить его. За подробностями этих событий отсылаю к статье А.В. Зорина, которую легко можно найти в интернете [2]. Весьма неприглядно в этой войне проявила себя казанская рать из татар и черемисов численностью около 7000 человек. Воевать за неродное пока государство они не захотели, и все убежали в Казань. Мало того, по их прибытию на место здесь вспыхнуло восстание, известное в истории как Еналеево восстание. Оно продолжалось недолго, порядка трёх месяцев.   Но бои с правительственными войсками были весьма ожесточенными. Восставшие даже однажды саму Казань в осаду взяли. Опять же отсылаю к профессионалам - статье Д.В. Лисейцева [3]. В этой статье упоминается и Никита Фёдорович Девятый Змеев. Он каким-то образом оказался в Казани быстрее повстанцев и, согласно своей челобитной, «как де заворовали казанские татарове, и чюваша, и черемиса, и он де в Казани в осаде сидел».  

В 1620 году Никита Фёдорович был воеводой в Лаишево. Вот тут-то и попутал его бес. Обратимся к документу 1620/21 года из сборника "Документы по истории Казанского края", опубликованного в 1990 году коллективом ученых Казанского университета [4].

№ 37
Не ранее 1620 (7128) г. июня 10 —не позднее 1621 (7130) г. октября 12.— Приговор казанского воеводы Б. М. Лыкова «с товарищи» о наказании окладчика Девятого Змеева и подъячего Степана Пчелина за утайку земель и дворов во время «разбора» в пустоши Шуран, Казанского уезда, и селах Исаково и Быково, Курмышского уезда
И перед розборным черным списком, как до переправки по дозору, в лишке в селе Исакове живущих 10 дворов крестьянских— тех, которых в черном списке не написано, а приписал подъячей Степан Пчелин после розбору. Да по дозору ж в том же селе Исакове — один двор бобыльскои да в селе Быкове — живущих же шесть дворов крестьянских, четыре двора бобыльских; и обоего села Быкова—10 дворов, те, которые дворы Девятой Змеев утаил и подал челобитную февраля в 17 числе, после Савина з братьею извету, спустя два месяца безо шти день. Перед розборным черным списком по дозору в лишке: крестьянских — шеснатцать дворов да бобыльских девять дворов, и обоего крестьянских и бобыльских— дватцать пять дворов.
И по государеву цареву и великого князя Михаила Феодоровича всеа Русии указу боярин и воеводы князь Борис Михайлович Лыков, князь Федор Петрович Борятинской да дьяки Андрей Степанов да Иван Васильев приговорили у Девятого Змеева те лишние крестьянские и бобыльские дворы, что объявилися за ним в лишке по извету Савы Аристова и сверх розборного списка в Казанском уезде по сыску и по дозору кузмодемьянца Андрея Шилова да казанца Алексея Бобровкина, в пустоши Шурани четыре двора бобыльских пустых, да что в лишке по дачам по ввозным грамотам в деревне Тенкечеве, да в селище Тургаеве, да в пустоши Шуране помесные земли — 7 чети с третником, да в Курмышском уезде в селе Исакове десять дворов крестьянских, которые дворы переправили, и прибавил в розборной в черной список подъячей Степан Пчелин сверх Девятовы скаски после розбору. Да по дозору и по сыску Василья Онцыфорова да посацкого человека Лариона Усова и подъячего в лишке ж сверх розборного списку в том же селе Исакове — один двор бобыльскои, да в селе Быкове — живущих 6 дворов крестьянских да 4 двора бобыльских отписать на государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии.
А Девятого Змеева велели бити батоги и посадить в тюрьму на день да на ночь за то, что он был в оклатчиках и солгал: утаил за собою на розборе в Казанском уезде де в пустоши Шуране 4 двора бобыльских пустых да четвертные земли 77 чети с третником да в Курмышском уезде в селе Исакове — жилых десять человек крестьян, 1 двор бобыльской да в селе Быкове — 6 человек крестьян да 4 человека. И бил челом государю, он, Девятой, и челобитную подал о деревне Быковке после розбору и извету, как на него извещали Иван да Федор да Василей Елагины да Сава Аристов, спустя два месяца; безо шти день.
А подъячего Степана Пчелина от государева дела] велели отставить и дати на поруку, что ему из Казани не съезжать до государева указу.   

                                           НБЛ, ОРРК, ед. хр. 571. Список XVII в.

Читаешь этот документ 400-летней давности и диву даёшься, как мало изменились русские люди за прошедшие 4 века. Как будто прочитал в газете очередное сообщение о борьбе с коррупцией.  Будучи окладчиком (выборная должность, связанная с распределением повинностей между дворянами), Никита Фёдорович во время разбора (то есть составления списков на налог) утаил часть своих дворов и земель. Соседи и конкуренты по бизнесу (Сава Аристов и братья Елагины) написали донос. Узнав об этом, Никита Фёдорович уговорил подьячего Степана Пчелина вписать пропущенное задним числом. Но обмануть не получилось. Начались проверки. Была создана комиссия из 4 человек: два князя и два дьяка. Князья для солидности, дьяки, чтобы указ грамотно написать (князья не всегда умели). Послали контролёров: двух в села Исаково и Быково Курмышского уезда, двух в Казанский уезд для инспекции поместий Никиты Змеева (пустоши Шуран, деревни Тевкечь и селища Тургаево). Обман подтвердился. Комиссия произвела суд - то, что не вошло в список, у Змеева конфисковать в пользу государства, то есть государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси, самого Змеева бить батогами и посадить в тюрьму. Правда, как это делается и сейчас, ненадолго: на один день и на одну ночь. А пособник Степан Пчелин отделался домашним арестом  и временным отстранением от занимаемой должности. Ну всё, как сегодня. На одного вора 4 контролёра и 4 судьи, кипа бумаг и нулевой результат. Разве только батогами сейчас не бьют.  Батоги - это палки или толстые прутья. Считалось, что битье батогами более легкое наказание, чем битье кнутом. Хотя провести это мероприятие тоже можно было по-разному. Можно бить через одежду, а можно - по голому телу. Можно бить "нещадно", а можно ограничиться определенным числом ударов. Кстати, обратите внимание - судьи число ударов при наказании Змеева не оговорили. В таких случаях, когда приговор допускает разночтение, степень наказания зависит от личных связей наказуемого. 

Пока писала про батоги, жалко стала Никиту Фёдоровича. А вдруг насмерть забили? Пока ни одного упоминания о нём после 1620 года не обнаружено. Ведь к тому времени он уже в летах был. И жизнь, между прочим, у него была нелегкая. За опасную службу царь-государь платил поместьями, да в те времена поместья в Казанском царстве не слишком много дохода приносили. Крестьян, работающих на земле, было мало. Да и тех постоянно жгли да убивали, то невесть откуда взявшиеся кочевники, то восставшие аборигены. Деньги царь батюшка платил неохотно. В той же статье Лисейцева [3] приводятся два документа, иллюстрирующие доходность военной службы в XVII веке. Процитируем их, тем более, что там идёт речь о Никите Змееве.

1617 г., 17 марта. Память из приказа Казанского дворца в Галицкую четверть с распоряжением о выдаче жалования казанскому жильцу Девятому Фёдоровичу Змееву . Лета 7125-го марта в 17 день по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу боярину князю Григорью Петровичю Ромодановскому да дьяку Семену Головину. Бил челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии казанской жилец Девятой Змеев, а сказал: в прошлом де во 124-м году был он на государеве службе походе за Лисовским, а как де заворовали казанские татарове и чюваша, и черемиса, и он де в Казани в осаде сидел, а государева де ему денежного четвертного жалованья на прошлой на 124-й год не дано. И государь бы ево пожаловал, велел ему то свое государево денежное жалованье на прошлой на 124-й год дати. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии казансково жильца Девятого Змеева пожаловал, велел ему своево государева жалованья на прошлой на 124-й год дати половину ево окладу дватцать один рубль. И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу боярину князю Григорью Петровичю Ромодановскому да дьяку Семену Головину казанскому жильцу Девятому Змееву государева четвертного денежного жалованья на прошлой на 124-й год велети дати половину ево окладу дватцать один рубль. Дьяк Богдан Губин. [РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Д. 38697. Л. 1]

1617 г., ранее 21 марта. Выписка о службах и размере жалования казанского жильца Девятого Змеева.
 

123-го марта в 12 день по памяти за приписью дияка Офонасья Овдокимова написано в казанской десятне, какова ис Казани прислана за дьячью приписью, написано: Девятому ис чети учинено денежного жалованья при боярех во 120-м году за балчиковскую и за казанские службы и за раны, что он служил при царе Василье, вновь 22 рубля. Да 121 -го по боярской же грамоте за подмосковные службы и за рану к 22-м рублев придано10 рублев. Да в 121 -м году по государеве грамоте справлено за ним за подмосковные службы, как был Хоткеев, к 32 рублем 10 рублев. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии для того Змеева пожаловал, велел за ним свое жалованье и боярские придачи справить.
 

На обороте пометы: Девятой Змеев деньги взял. Богдан Пелепелицын в ево место руку приложил. Дано 21 рубль, счот Михалка Неверова. Справил Ивашка Черницын. [РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. Д. 38697. Л. 2]

Мы видим, что денежное жалование надо было сначала выпросить, написав челобитную. Во-вторых, оно выплачивалось с большим опозданием: в 1617 году речь шла о выплате за 1612 и 1613 годы. Не сказать, чтобы и жалование было большим, учитывая сложность и опасность службы. Например семье главаря вышеописанного восстания Еналея Енмаметева, сосланной в полном составе в Новгород, в 1625 году выделяли 27 руб 57 коп в год на пропитание [3]. А Змеев за два давно отработанных года всего 21 рубль получил. А ему ведь тоже семью свою кормить надо было.

Но чем отличается наш народ от других, это тем, что особо не надеется ни на Бога, ни на государство. Так и Никита Фёдорович своих детей нищими не оставил. Его сын – Михаил Никитич Змеев в середине XVII века [5] владел землей и крестьянами в деревне Тевкечь (Девятово, 54 души) и деревне Каип (13 душ), а также покосами на берегу Камы и озере Долгом. Дочери Никиты Фёдоровича - Наталья и Настасья имели поместья в Дертюлях (29 душ),  Шуране (70 душ) и Сорочьих горах (34 души). Неизвестно, как сложилась жизнь дочерей Никиты Фёдоровича, а сын Михаил Никитич служил воеводой в Шешминске (1651 г.) [1], участвовал в формировании Закамской оборонительной черты. Именно ему было поручены перепись и переселение стрельцов из Чалнинского городка (будущие Набережные Челны) в июне 1652 года в новые крепости [6]. В общем, трудился не меньше отца, разве что повоевать не пришлось.

Согласно сведениям из «Родословного сборника» Руммеля, Голубцова [1],  Михаил Никитич умер, не оставив потомства. Значит, помещик Андрей Змеев, обнаруженный в Шурановском приходе (1724 - 1741), не является потомком Никиты Федоровича Девятого-Змеева. Его надо искать в других ветвях рода Змеевых.

  1. Руммель В.В., Голубцов В.В. «Родословный сборник русский дворянских фамилий», С-Петербург, 1886, том 1, с.302-328
  2. А.В. Зорин "Великий поход Александра Лисовского (март -декабрь 1615 г.)" // http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Zorin.pdf
  3. Д.В. Лисейцев "Новые сведения о "татарской войне"16151616 гг. в Казанском царстве и судьбе членов семьи предводителя Еналеева восстания"
  4. Документы по истории Казанского края, изд. Каз. ун-та, 1990 
  5. Список с переписных Казанских книг письма и дозору Тимофея Бутурлина да подьячего Алексея Грибоедова 154-го (1646-47) году"// РГАДА, ф.1209, оп.1, д.6445, л.434-434об.// цит.по  https://rodnaya-vyatka.ru/censuses/rgada-1209-1-6445/3360612
  6. Ермаков В.В. «Челнинская история» // http://русскоеобщество.рф/biblioteka/chelninskaia%20istoriia3.html

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх