Дела давно минувших дней
из жизни казанских помещиков

Село Астраханка и его помещики

Как было рассказано ранее, земля в Астраханке ещё в середине XVII века стала вотчиной (т.е. собственностью) Нармацких. Эту собственность род сохранил. Согласно метрическим книгам села Карадули, в приход которого входила тогда деревня Астраханка, в 20-х – 30-х годах XVIII века помещиком здесь был отставной ротмистр Андрей Фёдорович Нармацкий. Он также владел крестьянами в деревне Карташиха Лаишевского уезда, в деревне Улема (Нармацкая) Тетюшского уезда и в селе Нучарово Арзамасского уезда.

Чтобы протянуть цепочку от Нармацких из деревни Астрахань середины XVII века к владельцу этой деревни XVIII века Андрею Фёдоровичу Нармацкому, воспользуемся проведенным ранее исследованием ревизских сказок Арзамасского уезда по селу Нучарово. Выявленная при этом последовательность смены имен помещиков: «Андрей Фёдорович Нармацкий – Фёдор Гаврилович НармацкийГаврила Григорьевич НармацкийГригорий Иванович Нармацкий», приводит к одному из Нармацких, владеющих Астраханью в 1646 году. Логично предположить, что наследование имений в Казанском и Арзамасском уездах проходило одинаково.

Теперь можно двигаться дальше по метрическим книгам XVIII века. Андрей Фёдорович Нармацкий умер где-то между 1734 и 1737 годом. Его имения наследовал сын – Фёдор Андреевич Нармацкий. Последний раз это имя встретилось в метрических книгах 1748 года, и тогда же появилось имя статского советника Семена Фёдоровича Спичинского. Это был муж Прасковьи Андреевны, родной сестры Фёдора Андреевича Нармацкого. Видимо, Фёдор умер, а имение наследовала сестра. Но в те времена женщине неприлично было быть хозяйкой положения, и в метрических книгах часто писали имя мужа владелицы крестьян. Между тем, когда 3 апреля 1750 года Прасковья Андреевна умерла [1], Спичинскому досталась лишь 1/7 часть от недвижимого имущества жены, поскольку имение в Астраханке было «родовым». Ни у Фёдора, ни у Прасковьи детей не было. Наследство Спичинской  стало предметом ожесточенного спора между дальними родственниками Андрея Фёдоровича Нармацкого. 

Об этом споре я уже рассказывала. Победителем оказался помещик села Шуран Андрей Петрович Нармацкий, которого и родственником-то назвать было трудно. Но у него на руках была духовная (завещание) Прасковьи Андреевны Спичинской, по которому она оставляла ему все свои имения. Как выяснилось через 20 лет, это завещание шурановский помещик просто подделал. Мошенник был наказан лишением всех чинов и званий со ссылкой в Сибирь, где он и умер. А имения в Астрахани, Карташихе, Улеме и Нучарово у его наследников отобрали и передали, по-видимому, наиболее близким Андрею Фёдоровичу Нармацкому по родственным связям людям – Алексею Михайловичу Воронову и Ивану Дмитриевичу Рыбушкину. Давайте поближе познакомимся с этими наследниками.

Алексей Михайлович Воронов был не очень крупным казанским чиновником, дослужился лишь до чина титулярного советника (IX класс Табеля о рангах). Жил он на улице Варлаамской, имея там каменный двухэтажный дом с двумя деревянными одноэтажными флигелями, общей площадью 1454 кв. сажени [2]. Был женат, жену звали Дарья Тимофеевна, детей у них не было. Исповедные ведомости церкви села Карадули позволяют оценить года рождения этой семейной пары: Алексей Михайлович родился примерно в 1730/34 году, его жена – в 1731/35. Вороновы постоянно исповедовались в этом сельском храме, видимо, подолгу жили в Астраханке.  Алексей Михайлович Воронов более 30 лет один владел крестьянами этого села. Имя С.Ф. Спичинского исчезло из метрических книг уже в середине 50-х годов. Он, а затем его наследники оставались владельцами крестьян в другом имении - Улеме. А астраханских крестьян Спичинский либо продал, либо перевел в другую деревню. Почему Иван Рыбушкин - второй наследник имений Нармацких, не вступил в свои права, расскажу чуть позже.

Алексей Михайлович умер 14 марта 1807 года от паралича в возрасте 75 лет [3]. В 1805 году он составил своё завещание, позволившее «полюбовно» провести раздел между наследниками. Но через несколько лет возникли какие-то споры, которые были рассмотрены в 1822 году в Казанской палате гражданского суда [4]. На эти документы я и буду ссылаться при выявлении родственных связей Алексея Воронова. 

Прежде всего хотелось бы понять, почему именно Алексей Воронов и Иван Рыбушкин наследовали имения Нармацких. Из всех претензий на наследство Прасковьи Андреевны Спичинской наиболее обоснованными кажутся доводы, высказанные Кириллом Тимофеевичем Нармацким, помещиком соседней деревни Менгерь. Возможно, именно ему присудили в 1774 году неправедно захваченные мошенником в 1752 году имения. Кирилл Тимофеевич мог к этому моменту умереть, и имения достались его наследникам. Правда, имени Кириллы Тимофеевича Нармацкого в метрических записях деревни Менгерь (Нармацкая) я ни разу не фиксировала. Там владельцами крестьян были Жеребцовы. Однако в конце 60-х годов XVIII века в метрических записях этой деревни появились имена А.М. Воронова и И.Д. Рыбушкина. Поскольку Жеребцовы никуда не исчезли, новые помещики могли либо купить этих крестьян (такое совпадение маловероятно), либо наследовать имение после смерти Нармацкого. В списке казанских дворян 1771-73 гг. [5] показано, что в деревне Менгерь у унтер-лейтенанта в отставке Ивана Рыбушкина было 6 душ крестьян, а у секунд-майора Дмитрия Рыбушкина (возможно, его отца) – 5 душ. За Алексеем Вороновым в этой деревне числилось 13 душ. Получается, что вместе они наследовали всего 24 крестьянские души, разделив их практически пополам. Можно предположить, что Воронов и Рыбушкин были родственниками Кирилла Нармацкого по женской линии, например, детьми его сестер или его дочерей**. В таком случае они имели право на все родовые имения этой ветви рода Нармацких, если не было потомков мужского пола.

В завещании Воронова от 1805 года [4] сообщалось, что Алексей Михайлович Воронов и унтер-лейтенант Иван Дмитриевич Рыбушкин были двоюродными братьями, то есть их матери были родными сестрами. Свою долю полученных в наследство имений Иван Дмитриевич 14 марта 1779 года передал Воронову в счёт денег, заплаченных за его Рыбушкина долги. Теперь понятно, почему имя Рыбушкина очень быстро исчезло из метрических книг изучаемых приходов.

Информацию о семье Рыбушкиных можно найти в Дворянской родословной книге Казанской губернии [6]. Имя жены Ивана Дмитриевича там не указано, но названы имена его детей – Василия (он родился в деревне Менгерь, запись о его крещении найдена в метрической книге 1766 года [7]), Ивана, Бориса и Авдотьи. Их многочисленные потомки показаны на схеме:

Представители этого семейства Рыбушкиных проживали, в основном, в Чистополе и имели поместья в Чистопольском уезде. Поскольку глава этого клана – Иван Дмитриевич, свою долю потерял, при разделе родовых имений в 1807 году отставной поручик Василий Иванович, поручик Иван Иванович и подпоручик Борис Иванович Рыбушкины никаких претензий не имели. Им достались лишь иконы, видимо, какие-то родовые.

Алексей Михайлович Воронов, не имевший своих детей, завещал всё своё движимое и недвижимое имущество  внукам своей  двоюродной сестры Прасковьи Дмитриевны Рыбушкиной, в замужестве Степановой. Имена этих внуков встречаются в документах дела о новых претензиях наследников [4]. В чём состояли эти претензии, из текста документов не совсем понятно. Да нам это не очень важно. Главное – названы фамилии родственников: отставной майор Лев Силович Григорович, коллежский советник Сила Григорьевич Григорович, видимо, отец Льва Силовича, надворный советник Петр Миллер, титулярная советница Надежда Кулунчакова, а таже капитанша Зубова, получившая какие-то 2000 рублей. 

Давайте теперь разбираться с этим семейством. Информация о Григоровичах есть в Дворянской родословной книге Казанской губернии [8]. Сила Григорьевич Григорович вышел в отставку в чине секунд-майора, на гражданской службе (был прокурором) имел чин надворного, а позже коллежского советника. Был предводителем дворянства то Космодемьянского, то Чебоксарского уездов, хотя во владении у него было всего 34 крепостных души, причем без земли. Григоровичи имели каменный одноэтажный дом площадью 362 кв. сажени на улице Проломной [2]. И сами господа, и их слуги в основном посещали Вознесенскую церковь. Семья Григоровичей была большой, для удобства покажем её в виде схемы:

Имя жены Силы Григорьевича, к сожалению, не указано. Ясно одно, что она была дочерью Прасковьи Дмитриевны Степановой. Возможно, это была племянница Прасковья Григорьевна*** (1757 г. рожд.), которая проживала вместе с Вороновыми в Астраханке в 1777 году [9]. В [8] указаны почему-то лишь сыновья Силы Григорьевича и внуки от сына Григория. Имена дочерей внесены в схему из источника [10]; эта информация хорошо согласуется с документами архивного дела [4]. Итак, давайте разбираться, кто что наследовал после смерти двоюродного дедушки.

Штабс-капитан (позже подполковник) Лев Силович Григорович (примерно 1782/85 г. рожд.), согласно завещанию, текст которого представлен в [4], получил крестьян в деревне Карташиха, деревне Нармацкая (Улема тож), в Шуране и в деревне Сорочьи горы (есть списки этих крестьян). Последние два адреса вызвали удивление, имена помещиков Воронова и Григоровича в  метрических книгах Шурановского прихода не попадались. А вот в деревне Карташиха, согласно метрическим книгам села Тетеево, действительно, после 1807 года появился помещик Л.С. Григорович. В 1827 году там зафиксирована фамилия Зубовой. Видимо, это та капитанша Зубова, которая упомянута в [4], а точнее, Александра Силовна Зубова (примерно 1786 г. рож.), дочь С.Г. Григоровича.

Титулярная советница Надежда Силовна Кулунчакова - это другая дочь Силы Григорьевича Григоровича. Её мужем был князь Алексей Петрович Кулунчаков. Кулунчаковы стали владельцами бывших крестьян Нармацких в деревне Нармонка. В начале 50-х годов имение (65 д. крестьян, 361 десятин земли) перешло сыну - Николаю Алексеевичу Кулунчакову.  Другой сын - коллежский секретарь Пётр Алексеевич Кулунчаков был дворянским заседателем Лаишевского уездного суда. О Владимире пока никакой информации не нашла. Одна дочь - Ольга, кстати, родившаяся 11.06.1800 г.[11] в доме Ворониных в Казани и восприемницей которой была Дарья Тимофеевна, вышла замуж за какого-то Сараженовича. Другая дочь - Мария стала женой Людвига (Александра) Александровича Лагранжа. 

Коллежский советник Пётр Никитич Миллер  - это муж ещё одной дочери Силы Григорьевича, Елены Силовны Миллер. Описание этой семьи есть в Дворянской родословной книге на стр. 368 [8]. Миллеры наследовали имение в Астраханке (363 д. крестьн и 35 дворовых слуг). Сначала в метрических книгах указывалось имя Петра Никитича, а после 1834 года - имя его жены Елены Силовны. В 60-е годы эта фамилия из метрических книг исчезла и появилось имя Дмитрия Исаевича Мозалевского.

Фамилия "Мозалевский" знакома казанцам по истории дома, находящегося на улице Горького, рядом с Лядским садиком. Сейчас там расположена 3-я гимназия. В XIX веке в этом доме было открыто первое в Казани частное женское учебное заведение, хозяйкой которой была С.Ф. Вагнер. А сам дом был построен в 1856 году для Дмитрия Исаевича Мозалевского.

Обратимся опять к Дворянской родословной книге [8]. На стр.377 приведён состав семьи Дмитрия Исаевича. Сам он из ярославских дворян, полковник. В качестве жены указана Александра Петровна. Многие считают, что это дочь Петра Никитича Миллера. Вроде бы всё логично, иначе как бы у Мозалевского во владении оказалось 143 душ крепостных и 689 десятин земли в селе Астраханка. Проблема заключается в том, что такой дочери у Миллеров не было. Был сын Александр, о котором ничего неизвестно, даже год рождения. Есть другая версия семейной жизни Мозалевского, она изложена в книге Ю.В. Гуревича [12]. Там сообщается, что первой женой Дмитрия Исаевича была Александра Ипполитовна, умершая  от чахотки в 22-летнем возрасте 10.10.1847 г. А второй женой стала Мария Петровна Миллер*. Возможно и так.

В [8] указан лишь один сын Мозалевских - Пётр Дмитриевич (28.07.1844 - 21.11.1870), штабс-ротмистр в отставке. По всей видимости, это сын от первой жены. В списке его семьи жена Елизавета Кузминична и двое сыновей - унтер-офицер Александр (24.07.1869 г. рожд.) и Дмитрий, которые владели ветряной мельницей и двумя лавками в Лаишевском уезде.

Ю.В. Гуревич сообщает, что у Дмитрия Исаевича была ещё дочь - Ольга Дмитриевна, в 19-летнем возрасте вышедшая замуж за Егора Ивановича Парамонова. Е.И. Парамонов (июнь 1837 - 30.04.1914) - это основатель и первый директор Казанского учительского института.  Он принадлежал роду казанских купцов Парамоновых. В 1860 году окончил Казанский Императорский университет, стал кавалером орденов, позволивших получить дворянское звание и чин действительного статского советника. Согласно [8], у Егора Ивановича было 6 детей: Александра (16.11.1867), Вера (24.08.1869), Петр (12.01.1871), Дмитрий (25.11.1872), Мария (24.01.1874) и Ольга (27.03.1875). 

Известна судьба старшей дочери Александры Георгиевны (Егоровны). Она стала женой известного казанского журналиста, основателя и редактора газеты "Казанский Телеграф" Николая Алексеевича Ильяшенко [13]. В 1895 году Александра Георгиевна получила в наследство от дедушки (Д.И. Мозалевского) более 160 десятин земли в селе Астраханка. Видимо, Ильяшенко были последними землевладельцами в Астраханке из дворян.

 

* Найдена метрическая запись [14] о венчании 22.07.1853 г. начальника внутренней стражи Нижегородской губернии,  подполковника, вдовца Дмитрия Исаевича Мозалевского 44 лет и дочери умершего помещика д. Астраханка Лаишевского уезда Петра Никитича Миллера девицы Марии Петровны 27 лет. Благодарю Александра Якимова за сообщение.

** Иван Дмитриевич Рыбушкин умер примерно в 1783/84 г. В декабре 1784 было открыто дело о выделении 1/7 доли его недвижимого имущества и 1/4 доли движимого его вдове Аграфене Фёдоровне, успевшей выйти вторично замуж за отставного подпоручика Михаила Трофимова сын Лукина [15]. Опекуном её малолетних детей - Василия, Ивана, Бориса и Авдотьи был губернский секретарь Алексей Воронов. Речь в деле шла о земле и крестьянах д. Чебоксарка и Ерыклы Чистопольского уезда (есть списки переданных ей крестьян). В деле сообщается о переводе крестьян в эти деревни из д. Менгерь (Нармонки) и с. Красного поля (Старосельского). Эти переведенные крестьяне достались Ивану Рыбушкину как законному наследнику Кирилла Тимофеевича Нармацкого. и получил он их после изъятия незаконно присвоенных имений умершей П.А. Спичинской у шурановского помещика Андрея Петровича Нармацкого. Как и предполагалось, Кирилл Тимофеевич Нармацкий был родным дедом Ивана Рыбушкина, то есть мать последнего была дочерью Кирилла Тимофеевича. Таким же внуком, совершенно очевидно, был и Алексей Михайлович Воронов.

***Действительно, женой Силы Григорьевича Григоровича оказалась Прасковья Григорьевна; ей на момент 1780 года было около 22 лет (1758 г. рожд.) [16].

  1. МК за 1750 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.30, л.123
  2. «Описание домов, принадлежащих владельцам г. Казани, 1796» // ГАРТ, ф.114, оп.1, д.2, л.35,  л.7об.-11об.
  3. МК за 1807 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.109, л.277
  4. "По доношению Лаишевского уездного суда о утверждении Духовного завещания отставного титулярного советника А. Воронова майору Л. Силову сыну Григоровичу" 28.01.1822 г. на 12 листах // ГАРТ, ф.12, оп.20, д.162
  5. Корсаков Д.А. «Сборник материалов по истории Казанского края в XVIII в.», Казань, 1908, л.28
  6. Двоеносова Г.А. «Казанское дворянство 1785-1917. Генеалогический словарь», л.482 
  7. МК за 1766 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.53, л.201
  8. Двоеносова Г.А. «Казанское дворянство 1785-1917. Генеалогический словарь», л.173, л.368, л.377, л.426
  9. Духовные ведомости  за 1777 год // ГАРТ, ф.4, оп.52, д.1, л.619
  10. https://www.geni.com/people/Сила-Григорович/6000000017604496878
  11. МК за 1800 год // ГАРТ, ф.4, оп.2, д.102, л.86
  12. Гуревич Ю.В. "Первый директор Казанского Учительского института, Действительный статский советник и кавалер Парамонов Егор Иванович", Казань, 2007 
  13. И.Е. Алексеев "Флагман правой казанской периодики" // https://rusk.ru/st.php?idar=113922
  14. МК за 1853 год // ГАРТ, ф.5, оп.71, д.10, л.160об.-161
  15. "Дело о разделе недвижимого имущества умершего унтер-офицера Рыбушкина Ивана" на 30 листах, 10.12.1784 - 17.02.1788 // ГАРТ, ф.112, оп.2, д.3
  16. ДВ за 1780 год // ГАРТ, ф.4, оп.15, д.3, л.923

Автор сайта: Преображенская Татьяна Николаевна.

Занимаетесь поиском своих предков и восстановлением истории рода? Я готова поделиться опытом и знаниями, чтобы оказать помощь в ваших генеалогических исследованиях.

Подробнее
Наверх